Видео ролики бесплатно онлайн

Смотреть анал видео

Официальный сайт rosregistr 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

курсы валют
Сумма    Комиссия %
Из
 
В
Валюта Код Единиц Курс
Вон Республики Корея KRW 1000 50,2557
Доллар США USD 1 57,6342
Евро EUR 1 61,4496
Казахстанских тенге KZT 100 18,1032
Украинских гривен UAH 10 21,3065
Курс иностранных валют к рублю РФ на 18.02.2017   
картина дня

13 декабря


12 декабря


11 декабря


10 декабря


9 декабря

Триумф семейного бизнеса
28 Февраля 2013 / Бизнес

Триумф семейного бизнеса

Старейшим конгломератом Кореи является Doosan Group, основанная 116 лет назад. Samsung Group начала свою деятельность 74 года назад под названием Samsung Sanghoe, а LG Group – на девять лет позже. Hyundai Construction & Engineering, позже превратившуюся в Hyundai Group, Чон Чжу Ён (Chung Ju-yung) создал в 1950 г. С тех пор бизнес конгломератов внутри страны и за рубежом растет с головокружительной скоростью. Доходы четырех крупнейших корпораций - Samsung, LG, Hyundai и SK – в настоящее время превышают половину корейского ВВП. Когда инвесторы и общество начинают интересоваться корпоративным управлением крупнейших компаний, самое большое беспокойство вызывает сохранение руководящей роли семей-основателей, несмотря на рост и глобализацию бизнеса.

Одним из примеров для корейских конгломератов может стать Merck KGaA, старейшая в мире химическая и фармацевтическая компания, которая появилась как небольшая аптека в Германии в 1668 г. Merck имеет листинг на Франкфуртской бирже, но де факто остается семейным бизнесом. 70% акций компании, капитализация которой превышает 565 млн евро, а доход в 2011 г. составил 10,28 млрд евро (15,15 трлн вон), принадлежит 134 членам одной семьи. Семья владеет своей долей через холдинговую компанию E. Merck KG. Собрание всех 134 членов семьи, так называемое собрание главных партнеров, избирает 13 членов семейного совета. Затем семейный совет избирает совет партнеров, в состав которого входят пять членов семьи и четыре сторонних участника. совет партнеров контролирует оперативное руководство Merck KGaA, утверждает годовой финансовый отчет и одобряет крупнейшие сделки по приобретению, инвестированию и изъятию капиталовложений.

Высшим органом семейного управления является Исполнительный совет холдинговой компании, состоящий из четырех участников. Один из них является членом семейного совета, один – совета партнеров, еще два представляют исполнительный совет Merck KGaA. Этот орган управления находится в тесном взаимодействии с Merck KGaA и оказывает влияние на принятие решений в компании.

Акционеры, не являющиеся членами семьи и контролирующие в общей сложности 30% акций компании, проводят собственные собрания акционеров. Они избирают наблюдательный совет, в который входят четыре участника семейного совета и четыре представителя, которые не являются членами семьи и назначаются советом партнеров. Над наблюдательным советом стоит исполнительный совет Merck KGaA, контролирующий текущую деятельность компании. Это традиционный для многих фирм совет директоров, в который входят первые лица компаний.

Несмотря на то, что такая структура позволяет членам семьи сохранять влияние на бизнес, они не участвуют в оперативном руководстве напрямую.

Члены семьи не могут быть приняты в компанию в качестве нового сотрудника, менеджера или директора. В то же время, им позволяется проходить практику в компании. Если они хотят работать в Merck, они должны войти в состав исполнительного совета Merck KGaA и иметь необходимую квалификацию, чтобы занимать руководящий пост. Они должны иметь достаточный опыт работы на аналогичной или более высокой позиции в других компаниях, а также пройти тестирование.

«Представьте, что один из членов семьи занимает должность менеджера по работе с клиентами. Как будут чувствовать себя другие менеджеры? - говорит Юрген Кениг (Juergen Koenig), президент и уполномоченный директор Merck Korea, в интервью изданию The Korea Times. - Они будут соглашаться со всем, что он или она скажет, а компании это не нужно». В настоящее время в состав исполнительного совета Merck KGaA не входит ни один из членов семьи.

Некоторым может показаться несправедливым, что члены семьи получают дивиденды, не работая в компании, но их главной целью является обеспечение жизнеспособности Merck. Чтобы сохранять долю рынка, они активно инвестируют в долгосрочные проекты компании.

Кениг вспоминает, как в 2001 г. Merck решила инвестировать в онкологию. Исполнительному совету необходимо было одобрение семьи, чтобы сделать вложения в размере нескольких сотен миллионов евро. Семья дала согласие и запретила совету привлекать банковский кредит. Члены семьи инвестировали в проект свои собственные средства.


«Они ставят интересы компании на первое место. Главный приоритет – это компания, а не личная выгода каждого из членов семьи», - говорит Кениг.

Семья считает, что целесообразность таких крупных вложений должны понимать все ее члены. Поэтому они привезли младших членов семьи, которым было от 14 до 20 лет, в отделение онкологии клиники Гайдельбергского университета, чтобы они узнали о раке и методах его лечения. «Эрбитукс», разработанный фармацевтическим подразделением Merck Serono, в настоящее время является одним из основных противораковых препаратов, одобренным в 90 странах.

Как и семьи, основавшие корейские конгломераты, семья Мерк заинтересована в том, чтобы передать свое богатство следующим поколениям. Члены семьи, которые входят в состав советов холдинговой компании, представляют 11 поколений Merck семьи Мерк, а 12-е поколение «систематически знакомится» с различными направлениями бизнеса. Члены семьи обеспечили сохранность своей доли в компании, подписав соглашение, в котором обязались продавать акции только другим членам семьи. По словам Кенига, до сих пор желание продать акции выразил только один член семьи.

Возможность быстро принимать решения владельцами корейских конгломератов принято считать важным фактором их быстрого роста. Ответственными за принятие решений, как правило, являются мужчины – главы семей-основателей, которых их отцы назначили на директорские или председательские посты в конгломератах. Могут ли 134 члена семьи Мерк быть столь же эффективны в принятии решений, как единственный наследник? Кениг уверен, что могут.

Исполнительный совет холдинговой компании E. Merck вместе с двумя членами семьи каждую неделю встречается с исполнительным советом Merck KGaA. Они работают в одном здании и часто проводят консультации по вопросам, не связанным с оперативным управлением, таким как стратегия или новые продукты. «Двое членов семьи в составе исполнительного совета холдинговой компании могут принимать решения очень быстро. Когда решение принято, компания его исполнит, должна исполнить», - говорит Кениг. Поскольку семья делегирует полномочия по принятию решений двум своим представителям, она доверяет результату, добавляет он.

Помимо корпоративного управления у Merck есть еще одна бизнес-модель, которую корейские корпорации, похоже, уже взяли на вооружение: специализация одновременно на химии и фармацевтике. Например, крупнейший в мире производитель дисплеев Samsung Electronics объявил биоаналоги (биопрепараты-дженерики) новым двигателем роста своего бизнеса. Точно так же Merck, являясь ведущим поставщиком жидких кристаллов для дисплеев, занимает прочные позиции и в области бионауки через своей подразделение Millipore.

По слова Кенига, объединение химического и фармацевтического направлений является частью стратегии риск-менеджмента Merck. В 1970-х гг. в Европе многие компании следовали советам консалтинговых фирм и финансовых экспертов. Они разделяли бизнес и передавали в подразделения те направления, которые считали второстепенными по отношению к своему основному бизнесу. Merck решила не поддаваться этой тенденции, говорит Кениг, поскольку хотела, чтобы подразделения компании дополняли друг друга в различных экономических сферах. Сохранить гармонию между двумя направлениями бизнеса помог тот факт, что компания являлась семейной, добавляет он.

В 2011 г. объем продаж фармацевтического направления Merck составил 6,42 млрд евро, прибыль до вычета процентов и налогов – 375 млн евро, химического направления – 3,86 млрд и 908 млн соответственно.

О членах семьи в Корее известно мало, за исключением Франка Штангенберга-Хаферкампа (Frank Stangenberg-Haverkamp), члена исполнительного совета E. Merck, который посещал Сеул летом прошлого года. По словам Кенига, члены семьи – «обычные люди», среди которых есть представители разных профессий, от домохозяек до врачей и юристов.

«Они живут в обычных домах и ездят на обычных машинах, - говорит он. - Ни у кого из них нет «Ламборгини» или личного самолета. Они живут очень просто. Когда глава семейного совета приезжал в Корею, он давал интервью телеканалу Arirang TV. Его спросили, почему, с его точки зрения, его семья ведет такую простую жизнь. Он ответил, что его семье не требуется личный самолет каждый день, но она арендовала его один или два раза. Они пользуются услугами обычных авиакомпаний, и это позволяет оценить образ мышления семьи».

ИА РУСКОР

Источник: Российско-Корейское информационное агентство РУСКОР
Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на www.ruskorinfo.ru.


Смотреть онлайн бесплатно

Онлайн видео бесплатно