курсы валют
Сумма    Комиссия %
Из
 
В
Валюта Код Единиц Курс
Вон Республики Корея KRW 1000 50,4959
Доллар США USD 1 57,8590
Евро EUR 1 61,2090
Казахстанских тенге KZT 100 18,2546
Украинских гривен UAH 10 21,3976
Курс иностранных валют к рублю РФ на 22.02.2017   
картина дня

13 декабря


12 декабря


11 декабря


10 декабря


9 декабря

Вопрос безопасности омрачает путь Южной Кореи к развитию атомной энергетики
4 Марта 2013 / Hi-Tech

Вопрос безопасности омрачает путь Южной Кореи к развитию атомной энергетики

У Южной Кореи большие планы на рынке атомной энергии, где она рассчитывает стать одним из крупнейших игроков, однако реализовывать их приходится в условиях повышенного внимания к отрасли после аварии на АЭС «Фукусима» в 2011 г.

Не облегчили положение и внутренние скандалы, и закрытие нескольких реакторов в 2012 г, которые подорвали общественное доверие и обнаружили катастрофическую нехватку прозрачного регулирования рынка. Если Южная Корея сможет продать свои технологии потенциальным клиентам, в числе которых США, Франция и Россия, ее доход составит порядка USD 400 млрд. При этом страна рассчитывает занять 20% рынка атомной энергии. По данным Международного агентства по атомной энергии, к 2030 г. из эксплуатации должно быть выведено около половины из 430 действующих во всем мире реакторов. Таким образом, следующие 15 лет могут оказаться очень успешным периодом для продажи энергии.

Началом пути Южной Кореи стал реактор ARP-1400. В 2009 г. страна заключила контракт стоимостью USD 20 млрд на строительство четырех таких реакторов в ОАЭ. К 2030 г. планируется поставить на экспорт еще 80 реакторов на общую сумму порядка USD 400 млрд. Также Южная Корея планирует развитие внутреннего производства энергии, для чего к 2030 г. собирается построить 16 новых реакторов. В настоящее время в стране действуют 23 атомных реактора, обеспечивающие ее потребность в электроэнергии более чем на 35%.

«Наши реакторы безопасны», - утверждает Ли Ён Иль (Lee Young-Il), демонстрируя посетителям почти достроенный реактор ARP-1400 на территории АЭС «Кори» (Gori).

«Кроме того, у нас отличные результаты по управлению реакторами с относительно низким ежегодным показателем вынужденных отключений», - говорит Ли, возглавляющий АЭС, на которой в 1978 г. был запущен первый в Южной Корее коммерческий реактор.

Однако авария на АЭС «Фукусима» в Японии заставила многие страны пересмотреть энергетические стратегии, поскольку внимание общественности к безопасности реакторов стало высоко как никогда. Опрос, проведенный Министерством экономики и опубликованный в ноябре, показал, что только 35% корейцев считают ядерную энергию безопасной против 71% в январе 2010 г.

«Беспокойство сохраняется всегда, если твоя страна так сильно зависит от атомной энергии», - говорит Янги Вон Ён (Yangyi Won-Young), глава общественной организации «Корея, свободная от ядерного оружия» (Nuclear-Free Korea). «Наши атомные станции могут пострадать от природных катастроф, поскольку требования по безопасности, предъявляемые к комплектующим, строительству и управлению АЭС, являются недостаточно жесткими», - говорит он.

После аварии на АЭС «Фукусима» в Японии, вызванной землетрясением и цунами, государственная компания Korea Hydro and Nuclear Power Co (KHNP) запустила программу по повышению безопасности стоимостью USD 1 млрд, рассчитанную до 2015 г. Программа предполагала строительство более высоких дамб вокруг четырех корейских АЭС и оборудование станций и реакторов, включая ARP-1400, усовершенствованными водонепроницаемыми дверями, вентиляционными системами и сейсмодатчиками. Однако решение о реализации программы совпало по времени с серией скандалов и закрытий реакторов в 2012 г, после которых в ноябре Международное энергетическое агентство (IEA) выдало предписание о необходимости восстановить общественное доверие к атомной энергии.

В мае пять ведущих инженеров KHNP были осуждены за попытку скрыть потенциально опасное аварийное отключение питания на старейшем в стране реакторе АЭС «Кори». Позже в 2012 г. правительство закрыло два реактора на АЭС «Йонван» (Yeonggwang) для замены комплектующих, сертификаты качества которых оказались поддельными. Третий реактор на АЭС «Йонван» был закрыт после обнаружения в ходе ремонта трещин на трубах регулирующего стержня.

«Недавние инциденты на корейских АЭС должны послужить своевременным напоминанием для правительства о том, что регулятор рынка атомной энергии должен поддерживать режим повышенной безопасности и быть готовым принимать решения самостоятельно», - говорится в докладе IEA по энергетической политике Южной Кореи. В прошлом страну критиковали за недостаточную прозрачность ядерного сектора, что в значительной степени было связано с исполнением регулятором функций по надзору и стимулированию развития одновременно.

Президент Пак Кын Хе (Park Geun-Hye), приступившая к своим обязанностям на этой неделе, может сделать сектор еще менее прозрачным, поскольку предлагает присоединить номинально независимую Комиссию по ядерной безопасности (Nuclear Safety and Security Commission) к создаваемому супер-министерству, которое будет отвечать за политику в области научных исследований, информационно-коммуникационных технологий и развитие ядерной энергетики. Ученые, защитники окружающей среды и некоторые политики, в том числе ряд представителей правящей партии, полагают, что эта инициатива ограничит самостоятельность комиссии и ее полномочия по управлению безопасностью.

«Республика Корея может стать единственной страной мира, где регулирующий орган и ведомство, отвечающее за развитие ядерной энергетики, будут работать вместе под одной крышей», - говорит Со Кун Ёль (Suh Kune-Yull), профессор кафедры ядерной техники Сеульского национального университета (Seoul National University). «Конфликт интересов в такой ситуации неизбежен», - убежден эксперт.

ИА РУСКОР

Источник: Российско-Корейское информационное агентство РУСКОР
Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на www.ruskorinfo.ru.