Стратегические партнеры
Стратегические партнеры
США.
Первоначально, когда Республика Корея сталкивалась с серьезными угрозами своему существованию, ее внешнеполитическая деятельность была сосредоточена на отношениях с государствами, поддержка которых была для нее жизненно важна. В годы становления Республики определяющую роль сыграли Соединенные Штаты, являясь основным источником политической, военной и экономической помощи.

Изначально интерес США в Южной Корее обуславливался рядом факторов. Во-первых, военно-стратегические интересы в Азии предполагали вовлеченность Южной Кореи в планы Вашингтона в азиатском райо¬не. Во-вторых, весьма важным элементом корейской политики США являлся японский аспект. Внешнеполитические доктрины Вашингтона предусматривали треугольник отношений «США-Япония- Южная Корея» рамках единого военно-политического альянса. В-третьих, нестабильность южно-корейского режима вынуждала правящие круги США всемерно поддерживать его.

Вся система американо-южнокорейских отношений строилась на основе „Договора о взаимной обороне" (октябрь 1953 г.) и военно-экономического соглашения (но¬ябрь 1954 г.). В конце 1960-х годов правительство Р. Никсона пересмотрело свою азиатскую политику, которая должна была соответствовать новому соотношению сил в мире. Администрации Никсона предпочла отойти от жесткой „биполярной" дипломатии (СССР, КНР, с одной стороны, США - с другой) и приняла на вооружение „многополярную" дипломатию, ко¬торая позволяла Вашингтону укреплять собственные позиции в АТР и одновременно избегать прямого вовлечения в региональные конфликты. Главными элементами „доктрины Никсона" были партнер¬ство, переговоры, военная помощь, снижение уровня внешнеполитических обязательств. Она также предполагала постепенный вывод части американских вооруженных сил с территории азиатских союзников, в том числе и с юга Корейского полуострова. Вместе с тем США планировали предоставить крупные кредиты для укрепления военного потенциала своих союзников в Азии.

Соединенные Штаты на протяжении 1970-х годов корректировали свою корейскую политику с учетом изменений, происшедших в Азии в тот период. К концу 1970 года США вывели из Южной Кореи свою дивизию (20 тыс. военнослужащих), расположенную в районе демилитаризованной зоны (ДМЗ). Соглашение между Вашингтоном и Сеулом по этому вопросу было подписано в феврале 1971 года. США предоставили 1,5 млрд. долл. сроком на пять лет на модернизацию южно-корейской армии. Правящая элита Южной Кореи настаивала на том, чтобы американские войска продолжали оставаться на Юге. С выводом из Южной Кореи американских военнослужащих, заставил южнокорейский режим приступил к созданию собственной воен¬ной промышленности. Уже в начале 1970-х годов половина военного снаряжения производилось на южнокорейских заводах.

Президент Дж. Форд сформулировал новую доктрину для стран Азии, которая включало сох¬ранение военного присутствия в Южной Корее. Пришедшая на смену администрация Дж. Картера продолжила линию на укрепление военно-политических связей с Японией, дальней¬шее сближение с Китаем, всемерную поддержку южно-корейского режима.
Три американские администрации, находившиеся у власти в 1970-е годы, пытались выработать долговременную стратегию США в Азии. В корейском вопросе США отказались от первоначальных планов сокращения своего экспедиционного корпуса на юге Корейского полуострова.

Отношения между Вашингтоном и Сеулом в 1980-е годы, строились на концепции „нового партнерства", которое обеспечивалось путем более активного участия США в модернизации южнокорейской армии, тесной координации в военной области, всесторонней поддержки Сеула в корейском вопросе и развития экономических связей. Широкая кампания, направленная на усиление американо-южнокорейского "зрелого партнерства", была развернута в мае 1985 года, когда отмечалось „100-летие установления дипломатических отношений между США и Кореей".

В контексте "зрелого партнерства" Соединенные Штаты активно внедрились в экономику Южной Кореи и прямые американские инвестиции на начало 1985 года составили 662,3 млн. долл., или 31,2% всех частных иностранных вложений. Товарооборот между двумя странами увеличивался с каждым годом, причем Южная Корея имела активное сальдо. В 1983 году оно состави¬ло 1,8 млрд. долл., а 1987 году - 10 млрд. долл. Южнокорейская продукция: автомобили, телевизоры, сталь¬ной прокат, текстиль и др. продавались на американском рынке по демпинговым ценам. Вашингтон ввиду огромного торгового дефицита потребовал от Сеула пойти на уступки и в июле 1986 года обе стороны достигли компромисса по торговым проблемам.

Между США и Южной Кореей при администрации Р. Рейгана осуществлялись широкие военно-политические связи. Администрация США увеличила к концу 1985 года свои войска на юге Корейского полуострова на 2,5 тыс. человек. Шла форсированная подготовка к развертыванию крылатых ракет и размещению нейтронного оружия. Южная Корея превращалась в важнейший район американского передового ядерного базирования на Дальнем Востоке.
США имели на Юге около 130 военных объектов и более 40 тыс. военнослужащих. В целях совершенствования военной подготовки южно-ко¬рейской армии и координации действий вооруженных сил США и Южной Кореи ежегодно на Юге проводились совместные учения, среди которых особой масштабностью отличались военные маневры - „Тим спирит."(“Team spirit»). Вопросы военно-политического сотрудничества между США и Южной Кореей ежегодно обсуждались на „консультативных совещаниях по безопасности", проводившихся попеременно в Вашингтоне и Сеуле на уровне министров обороны.
Развитие американо-южно-корейских отношений в 1980-90-е годы показывает, что Вашингтону удалось добиться зрелого партнерства" с Сеулом. США по-прежнему оставались главным союзником и самым крупным торговым партнером Кореи. Республика Корея заключила с США договор о взаимной обороне, согласно которому на корейской территории размещены американские войска, численность которых в 1992 г. их численность составила 36.400 человек.

На южнокорейско-американском саммите, состоявшемся 14 мая 2003 г. в Вашингтоне, главы обоих государств подтвердили намерения сохранять прочный альянс Южной Кореи и США, а также согласились в том, что все вопросы, связанные с Корейским полуостровом, должны решаться путем диалога. Сеул проводит консультации с американской администрацией, предпринимает конкретные шаги и дипломатические усилия с целью заручиться международной поддержкой базовых принципов, выработанных на саммите. Однако не все так гладко в отношениях между партнерами и наиболее проблемными оказались торгово-экономические отношения.

Весной 2006 года начались переговоры о заключении соглашения о свободной торговле между Южной Кореей и США. Обе стороны должны были достичь согласия по 19 сегментам рынка и урегулировать более 160 вопросов - в том числе в таких областях как автомобилестроение, текстильная промышленность, сельское хозяйство, торговые субсидии, финансовая сфера и фармацевтическая промышленность. С тем чтобы решить все эти спорные вопросы, представителям Республики Корея и США потребовалось восемь раундов напряженных переговоров, а также целый ряд официальных и неофициальных встреч и консультаций.
Соглашение о свободной торговле подразумевает ликвидацию всех таможенных тарифов на товарную продукцию и дерегулирование инвестиционной деятельности в сфере услуг. Главный эффект от соглашения о свободной торговле будет наблюдаться в сфере экономики. Благодаря этому соглашению южнокорейский экспорт в США вырастет на 15%. Будут задействованы новые механизмы роста, что приведет к увеличению южнокорейского валового национального продукта, повышению уровня благосостояния и занятости. Смягчение многих институциональных ограничений в сфере торговли сделает Корею более привлекательной на мировом рынке. Соглашение о свободной торговле также еще больше укрепит дружественные отношения между РК и США.

Не все в Южной Корее приветствуют заключение соглашения о свободной торговле с США. Но с точки зрения общенациональных интересов либерализация южнокорейского рынка приведет к укреплению конкурентоспособности страны. Кроме того, опыт решения сложных проблем в разных областях, накопленный в ходе переговоров с США, поможет Корее ускорить процесс подписания подобных соглашений с Евросоюзом, Канадой, Китаем, Индией, странами ЮВА и Ближнего Востока, что опять-таки приведет к повышению статуса Южной Кореи в мировой торговле.

Япония. Отношения между Корей и Японией полностью разорванные в конце Второй мировой войны, были нормализованы в 1965 г. подписанием «Договора об основах взаимоотношений». Корейский полуостров является одним из ключевых регионов японской внешней политики, при этом Токио строил свою корейскую политику с учетом американского военного присутствия на Юге. После американского поражения во Вьетнаме Токио активизировал связи с южнокорейским режимом. Прямые японские инвестиции в Южной Корее в течение 1970-х годов постоянно увеличивались, что объяснялось следующими причинами. Во-первых, японские монополии планировали получать в Корее сверхприбыли, исходя из 4-х кратной разницы в заработной плате. Стоимость земельных участков для строительства японских предприятий была низкой. В-третьих, пробелы в законодательстве Южной Кореи позволяли японским компаниям размещать „грязное" производство, причиняющее ущерб экологии и здоровью людей. К концу 1970-х годов японские ТНК занимали ключевые позиции во многих отраслях южно-корейской промышленности. Японский капитал почти полностью контролировал химическую, алюминиевую, стекольную промышленность, производства стального проката и половину цементной промышленности, машиностроения, строительстве.

Отношения между Сеулом и Токио в 1970-е годы носили противоречивый характер. Выявились серьезные разногласия по ряду экономических и территориальных вопросов, в том числе по правовому регулированию морских пространств, освоению континентального шельфа и т.д. Намерение правительства Японии в 1977 году ввести 12-мильные территориальные воды и 200-мильную рыболовную зону привело к возобновлению многолетнего спора с Южной Ко¬реей о принадлежности острова Токто (по-японски Такесима). До начала 1970-х годов скалистый и необитаемый островок не имел какого-либо экономического или стратегического значения, но в связи с обнаружением месторождений нефти на континентальном шельфе он вновь стал объектом спора.

Острые противоречия по ряду вопросов политического и экономического характера, однако, не оказали существенного влияния на политику сеульского режима в отношении Японии. Однако южнокорейские правящие круги выражали недовольство японской дипломатии „равной удаленности" в отношении Пхеньяна и Сеула. Правительство Японии, поддерживало связи с КНДР в области экономики и культуры, оно выступало также за продолжение и расширение диалога между Северной и Южной Кореей.

Ориентация южнокорейских правящих кругов на Японию в экономике и внешней политике, а также начало активного двухстороннего военного сотрудничества отвечали замыслам Соединенных Штатов о подключении Южной Кореи к оси „Вашингтон-Токио". Японская позиция включала в себя попытки сыграть собственную роль в корейском вопросе, создать дополнительные возможности для политического маневрирования. Тем не менее, в главном - сохранении статус-кво на Корейском полуострове - Япония была едина с Соединенными Штатами и с южнокорейским режимом.

В 1980-е годы Япония и Южная Корея вступили в полосу охлаждения двусторонних отношений. Поводом послужили вынесение сеульским режимом смертного приговора Ким Дэ Чжуну, выпуск новых японских учебников, в которых искажалась картина колониального правления Японии в Корее. Проблемой двусторонних отношений в этот период оберну¬лось требование Сеула предоставить миллиардные займы для финансирования пятилетнего плана (1982-1986 ).

Приход к руководству страной в ноябре 1982 года правительства Я. Накасонэ означал наступление „новой эры" в двусторонних отношениях. Япония продолжала активно внедряться в экономику Южной Кореи, и к середине 1980-х годов в ней действовало более тысячи японских предприятий, охвативших все значимые секторы промышленности. В январе 1983 года под давлением США Япония предоставила Южной Корее льготные займы общую сумму 4 млрд. долл. сроком на семь лет. Всего же с момента нормализации отношений в 1965 г. до 1985 года Токио предоставил Сеулу на правительственной и частной основе, включая прямые инвестиции, более 12 млрд. долл.

В свою очередь, сеульский режим настойчиво добивался допуска к передовой японской технологии и требовал расширения сотрудничества в этой области. Испытывая на себе конкуренцию южнокорейских товаров на мировых рынках, японские правящие круги не желали делиться ею, однако в результате давления Южная Корея сумела добиться получения ряда современных разработок.

В последнее десятилетие акцент в южнокорейско-японских отношениях сместился в торгово-экономическую сферу. Все остальные вопросы, в том числе и нерешенный спор об острове Токто или новых учебниках носят спорадический и эмоциональный характер. Первый раунд переговоров о режиме свободной торговли между двумя странами состоялся в декабре 2003-го года в Сеуле, а шестой и последний прошел в Токио в ноябре 2006-го года. Нежелание японской стороны полностью открыть собственный рынок и стало причиной того, что переговоры зашли в тупик.

Сеул и Токио понимают, что заключение двустороннего соглашения о свободной торговле повлечет далеко идущие последствия. Слияние рынков двух стран со сходной структурой промышленности и расположенных в географической близости друг от друга приведёт к тому, что появится ещё один объёмный рынок, который объединит 170 млн. чел. и составит почти 17 процентов мирового валового национального продукта. Этот новый торговый блок также сможет сдерживать экономический рост Китая, который постепенно превращается в экономическую супердержаву СВА. Кроме того, объединение потенциалов и тесное взаимное сотрудничество будут способствовать тому, что две страны станут мировыми лидерами в области технологий.
Сейчас в двухсторонней торговле у Южной Кореи дефицит, составляющий примерно 20-30 млрд. долларов в год. Японская промышленность является более конкурентоспособной. Если соглашение о свободной торговле вступит в силу, японским компаниям будет легче проникнуть на южнокорейский внутренний рынок. С другой стороны, южнокорейская текстильная промышленность и сельское хозяйство находятся в лучшей форме, и это преимущество будет только увеличиваться после отмены импортных тарифов. Вот почему новый южнокорейский президент отправился в Токио, чтобы сдвинуть с мертвой точки этот вопрос. 21 апреля 2008 г. президент Южной Кореи Ли Мён Бак провел переговоры с премьер-министром Японии Ясуо Фукудой, в ходе которых была достигнута договоренность о развитии южнокорейско-японских отношений, ориентированных на будущее, а также тесное сотрудничество, основанное на прагматической дипломатии. Стороны также договорились возобновить двустороннюю челночную дипломатию, восстановить регулярный диалог между соответствующими политиками, отвечающими за экономику, возобновить переговоры по двустороннему соглашению о свободной торговле и установить частные консультативные органы по инвестиционному и экономическому сотрудничеству.

Европейский Союз и Западная Европа. Республика Корея поддерживает дружеские отношения со странами Западной Европы и Европейским союзом (ЕС). По-прежнему большое значение имеют двусторонние отношения с западноевропейскими странами в области политики, экономики и культуры.

С тех пор как Южная Корея официально установила отношения с Европейским Экономическим Сообществом в 1963 году, товарооборот и инвестиции между ними постоянно росли. Особо активизировались европейские компании в южнокорейской экономике после азиатского финансового кризиса 1997 года. Европейский Союз на данный момент является крупнейшим в мире торгово-экономическим объединением, объем рынка, которого составляет около 15 трлн. долларов. В 2007 году ЕС стал вторым по величине торговым партнером Республики Корея после КНР и объем торговли составил 79 млрд. 400 млн. долларов. Для европейских компаний южнокорейский рынок является чрезвычайно привлекательным. Южная Корея - это четвертый по объему торговли партнер ЕС, уступающий только США, Японии и Китаю.
Отраслевые структуры экономик Республики Корея и ЕС носят взаимодополняющий характер, тогда как экономика США чаще выступает как конкурент. Именно поэтому заключение Соглашения о свободной торговле будет выгодно многим предприятиям и в Европе, и в Южной Корее. Европейские компании стремятся получить доступ на южнокорейский рынок услуг, в особенности, они заинтересованы в либерализации финансовой сферы, юридического обслуживания и образования. ЕС не требует значительной либерализации сельского хозяйства, и проблема получения доступа на южнокорейский рынок риса не стоит на повестке дня. Возможно, однако, возникновение противоречий по поводу ввоза в Республику Корея свежемороженой свинины.

В переговорах по Соглашению о свободной торговле между Республикой Корея и ЕС, вероятнее всего, будут активно участвовать несколько европейских стран. Великобритания заинтересована в доступе на южнокорейский финансовый рынок, для Франции приоритетом является защита интеллектуальной собственности, а для Дании важна либерализация рынка молочных продуктов. В отличие от США, ЕС также настаивает на либерализации южнокорейского рынка образовательных услуг. Противоречия могут возникнуть при обсуждении снижения тарифов на косметику и парфюмерию.

Ожидается, что заключение Соглашения о свободной торговле принесет южнокорейской экономике много пользы: ВВП увеличится на 24 млрд. долларов, будет создано около 600 тыс. новых рабочих мест, а экспорт возрастет на 11 млрд. долларов. Корейское инвестиционное агентство недавно провело опрос европейских компаний и обнаружило, что около 64% его участников хотели бы импортировать южнокорейские товары в том случае, если Соглашение о свободной торговле вступит в силу. Итак, у Республики Корея и ЕС появился новый шанс вывести двустороннее торгово-инвестиционное сотрудничество на качественно более высокий уровень.

Ким Г.Н. Справочник по Корее

Специально для ИА РУСКОР






самое читаемое
это интересно
С начала 1960-х гг., в период индустриализации, правительство Южной Кореи стимулировало развитие текстильной промышленности, и она заняла одно из главных мест в экономике страны. 1970-е годы эта отрасль играла ключевую роль в экономике страны. На долю текстильных изделий - тканей и готовой одежды - приходилось 40% всего ежегодного экспорта страны. Однако бурное развитие автомобилестроения, а также высокотехнологичных отраслей производства полностью изменило структуру корейского рынка и положение на ...
Важная особенность корейского здравоохранения – это сосуществование двух независимых “медицин”: традиционной восточной и новой западной. Эти две медицинские традиции во многом существуют параллельно, почти не пересекаясь друг с другом. И учебные заведения, и аптеки, и больницы у “западной” и “восточной” школ – разные.

Восточная медицина, котору...
В Корее отмечают государственные праздники, которые являются выходными днями. Один из них - День основания государства (3 октября), учрежденный в память о Тангуне - легендарном первопредке корейского народа.

1 марта отмечается День движения за независимость от японского колониального ига (1910-1945).

День Конституции (17 июля) - отмечается в день провозглашени...
Республика Корея занимает четвертое место в мире по уровню развития нанотехнологий. Об этом свидетельствуют результаты исследования мирового рынка нанотехнологий, проведенного американской компанией Lux Research. Объектами исследования стали 14 стран. На первом месте по уровню развития нанотехнологий находятся США, на втором – Япония, а на третьем – Германия.

В декабре 2000 г. южнокорейское...
Ли Сун Син
Ли Сун Син (1545-1598), корейский военный деятель, флотоводец, герой Имджинской войны.

Ли Сун Син родился 8 марта 1545 года в Сеуле. С детства он проявлял большие способности в изучении учения Конфуция, с двенадцати лет приступил к освоению военного дела и выделялся среди сверстников в верховой езде и стрельбе из лука. Высшую военную подготовку будущий адмирал получил в королевском военном училище в Сеуле. В 1576 год...