Региональные партнеры Южной Кореи
Региональные партнеры Южной Кореи
Отношения Южной Кореи с АСЕАН.
Юго-Восточная Азия занимает стратегическое положение не только в Азии, но и в мире. Одной из самых прогрессирующих региональных международных организаций в развивающемся мире является Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), которая сейчас объединяет все 10 стран Юго-Восточной Азии (ЮВА). Суммарная численность населения АСЕАН составляет более 522 млн. человек, совокупный ВВП - 585 млрд. долл. и оборот внешней торговли 720 млрд. долл. По последним двум показателям АСЕАН занимает третье место среди экономических группировок в мире после Европейского Союза и НАФТА.

Важнейшей тенденцией развития экономической интеграции в ЮВА является интенсификация экономического сотрудничества в четырехугольнике АСЕАН-Китай-Япония-Южная Корея. Сотрудничество по формуле АСЕАН+3 началось после кризиса 1997 г., когда страны пришли к выводу о необходимости усиления экономической устойчивости региона и его независимости от МВФ и США. В 2000 г. на втором саммите АСЕАН+3 прозвучало предложение о создании Восточноазиатской зоны свободной торговли (ВАЗСТ). Создание такой группировки будет означать формирование крупнейшего интеграционного блока с населением около 2 млрд. человек и суммарным ВВП, составляющим 18% от мирового ВВП.
Республика Корея установила первые официальные контакты АСЕАН в ноябре 1989 г. , когда был создан «АСЕАН-Корея» совместный комитет по сотрудничеству. Корея получила статус полноправного регионального партнера на 24-ой встрече министров иностранных дел АСЕАН, состоявшейся в июле 1991 г. в Куала-Лумпуре. Переговоры на уровне Генерального секретаря АСЕАН и вице-министра иностранных дел Республики Корея стали происходить на регулярной основе. Во время первых четырех встреч обсуждались пути совершенствования экономических и торговых отношений, а на 5-ой встрече, прошедшей в мае 2001 г. впервые были затронуты вопросы политического характера, касающиеся проблем безопасности в Юго-Восточной Азии.
Республика Корея поддерживает стремление АСЕАН создать в регионе зону мира, свободы и нейтралитета и без ядерного оружия. Сеул продемонстрировал также заинтересованность в сотрудничестве с АСЕАН в вопросах глобального разоружения и развития взаимного доверия путем постоянных консультаций. АСЕАН в свою очередь поддержала политику «солнечного тепла», проводимую президентом Ким Дэ Джуном, направленную на нормализацию отношений с Северной Кореей. АСЕАН и Корея выступили за участие КНДР в 7-ом Асеановском региональном форуме, состоявшемся 27 июля 2000 г. в Бангкоке. В настоящий момент девять из 10 стран-членов АСЕАН имеют дипломатические отношения с Северной Кореей, за исключением Мьянмы.

Экономические и торговые отношение между Кореей и АСEАН характеризовались постоянным ростом. С 1988 по 1998 гг., то есть до наступления валютно-финансового кризиса, ежегодный прирост товарообмена составлял 22 процента. Объем экспорта из АСЕАН в Корею с 1993 по 2002 гг. вырос более чем в два раза: с 6, 125 млрд. долл. до 15,702 млрд. долларов. Импорт из Кореи в АСЕАН за этот период также увеличился более чем в два раза. Рост корейского экспорта в страны АСЕАН 1996 г. по сравнению с предыдущим годом - 21,7 процентов превзошел все остальные регионы.

Структура инвестиций в экономику АСЕАН претерпела некоторые изменения после валютно-финансового кризиса. В 1995-1997 гг. пять основных стран-доноров дали 86 процентов всех финансовых вливаний в АСЕАН общим объемом 112 млрд. долларов. В период 1995-1999 гг. 71 процент всех нетто инвестиций в АСЕАН происходили из 10 стран-доноров, включая Южную Корею, а доля 5 основных региональных стран-инвесторов ставила 76 процентов от всего иностранного капитала, привлеченного в экономику АСЕАН.
К середине 1990-х годов ЮВА стала главным регионом корейских инвестиционных проектов, число которых в 1995 г. достигло 5, 050 с общим объемом капитала 6,787 млрд. долларов, в 3 раза большего, чем в Европу, 8 с лишним раз, чем в Ближний и Средний Восток и 11 раз, чем в Латинскую Америку. После валютно-финансового кризиса корейские инвестиции, согласованные по производственным проектам в АСЕАН, резко упали с 2,3 млрд. долл. в 1997 г. до 248 млн. долл. в 1998 году. Однако Корея сумела в относительно короткий срок преодолеть основные последствия кризиса и в течение всего периода с 1995 по 1999 г. продолжала занимать 10 строчку наиболее важных стран-инвесторов в ЮВА, с общим объемом инвестиций в 3,3 млрд. долларов, что составило 3 процента от всего иностранного валютного притока в экономику региона.

Таким образом, отношения между Республикой Кореей и странами АСЕАН имеют сравнительно короткую, но насыщенную историю. Сотрудничество в экономической сфере, в особенности в торговле и инвестиционных программах развивалось по восходящей линии, за исключением спада в 1998-1999 гг. вследствие валютно-финансового кризиса, поразвившего многие страны региона.

Южная Корея и КНР. До августа 1992 г. Республика Корея не имела дипломатических отношений с КНР. Установление официальных связей привело в Южной Корее к настоящему «китайскому буму», к внезапному приступу интереса ко всему китайскому. В первую очередь Китай представлялся колоссальным неосвоенным рынком. К началу 1990-х годов южнокорейский бизнес столкнулся с серьезной проблемой внутри страны, ибо заработная плата выросла во много раз, корейским фирмам стало гораздо труднее соперничать с конкурентами из других азиатских стран. Корейские компании стали активно выносить свое производство в Китай, где можно было существенным образом снизить себестоимость продукции. Большинство корейских проектов осуществлялось в трех провинциях Северо-Восточного Китая. Именно в этом регионе проживает основная масса китайских корейцев, которые стали работать на местных филиалах южнокорейских фирм. Сказалась и географическая близость к Корее, возможность быстрой и недорогой доставки оборудования и необходимых материалов. В одном только 2000 г. корейские инвестиции в Китай составили 659 млн. дол. В последние годы Китай является вторым, после США, объектом корейских инвестиций, а по итогам первого полугодия 2001 года он оказался на первом месте. Примерно две трети капитала в Китай инвестировали малые и средние фирмы Южной Кореи, занятые в легкой промышленности. В 2000 г. продукция южнокорейских фирм составила 13,54% всего китайского импорта.

В первый год после установления дипломатических связей между Сеулом и Пекином сальдо торгового баланса было не в пользу Южной Кореи, причем дефицит составлял не менее одного миллиарда долларов. Однако с тех пор южнокорейские компании заработали на торговле с Китаем почти 35 миллиардов долларов. В 1992-ом году Китай был шестым по значимости торговым партнёром Республики Корея. В 2003-ем году он занял первое место среди основных направлений южнокорейского экспорта, отодвинув США на второе место. Ежегодный объём экспорта из Южной Кореи в Китай увеличился в 26 раз и составил 70 миллиардов долларов. Конечно, быстрый рост товарооборота не может не вызывать определённых опасений. Растущий импорт дешёвых китайских товаров подрывает конкурентоспособность южнокорейских производителей, и многие предприниматели стали постепенно выводить производственные мощности из страны.

Корея смогла успешно воспользоваться экономическим бумом в Китае. Она экспортировала в Китай полуфабрикаты и комплектующие для последующей сборки и продажи готовой продукции. Именно поэтому, увеличение экспорта в Китай всегда способствовало столь же бурному росту импорта из Южной Кореи, который и приводил к образованию устойчивого профицита торгового баланса. Сейчас происходит постепенная трансформация установившейся структуры двусторонней торговли. Изменение структуры экспорта уже началось. Ежегодный прирост объёма ввозимого из Южной Кореи в Китай в 2003-ем и Китай и Корея2004-ом годах составлял до 40 процентов, однако в 2005-ом году этот показатель снизился, составив 24 процента, а в 2006 году - всего лишь 12 процентов. В прошлом году профицит южнокорейской торговли с Китаем составил почти 21 млрд. долларов, что является абсолютным снижением впервые с 2001-го года. От того, как Корея отреагирует на изменения в структуре торговли с Китаем, будут зависеть скорость и качество дальнейшего роста экономики страны.

Соглашение о свободной торговле с Китаем может привести к росту южнокорейского ВВП в диапазоне от двух с половиной до трех процентов. Объем южнокорейского экспорта в Китай вырастет на 14 млрд. долларов. Это положительно скажется на общем состоянии внешней торговли Южной Кореи. Кроме того, корейские предприниматели получат практически неограниченный доступ на китайский рынок, где уже работают почти 30 тысяч корейских компаний. Либерализация торговли между Сеулом и Пекином является необходимым условием для развития южнокорейской экономики в ближайшем будущем.

Самой большой проблемой на пути либерализации торговли между Республикой Корея и Китаем являются опасения по поводу состояния южнокорейского сельского хозяйства и рыболовства. Обе страны производят сходную продукцию, но в Китае ее стоимость составляет не более 20-ти процентов их цены в Республике Корея. Таким образом, южнокорейские фермерские хозяйства и рыболовецкие предприятия в первую очередь пострадают в результате либерализации торговли с Китаем. 70 процентов южнокорейского экспорта в Китай - это полуфабрикаты, которые проходят в Китае дальнейшую переработку, а затем экспортируются в другие страны. Хотя торговые пошлины в Китае выше, чем в Корее, эти полуфабрикаты освобождены от налогообложения, так что можно сказать, что южнокорейский экспорт в Китай уже получает все преимущества беспошлинной торговли. Вполне возможно, что Соглашение о свободной торговле с Китаем не будет для Республики Корея очень выгодным.

Эти полтора десятилетия с момента установления южнокорейско-китайских дипломатических отношений были периодом бурного развития двусторонних отношений, особенно на экономическом фронте. Приметой последних лет стало и культурное влияние Южной Кореи на Китай. Корейская поп-музыка, телевизионные драмы, кинофильмы, переводные корейские книги, корейский дизайн и модная одежда становятся все более популярными в Китае.

Отношения Южной Кореи с Австралией и Новой Зеландией. Торгово-экономические отношения между Южной Кореей и Австралией завязались в 1960-х годах, и объем товарообмена постоянно увеличивался. В 1994 Южная Корея вслед за США стала второй по величине экспортным рынком Австралии. Двусторонняя торговля выросла с 6, 6 миллиона млн. австралийских долларов в 1965-66 до 10, 3 млрд. в пиковом 1998 и 6, 6 млрд. а. долларов в первой половине 2000-х годов. В течение почти 30 летнего периода, экспорт Австралии в Корею увеличивался ежегодно на 25 процентов, что превышало национальный экспортный рост в целом. Импорт из Кореи также постоянно увеличивался, хотя торговый баланс был в пользу Австралии.

В Южную Корею из Австралии ввозятся в основном уголь, сырая нефть, золото, железная руда и алюминий, а также шерсть, древесина, цинковая руда, сталь, пшеница, сахар и говядины, составляющие до 75 процентов всего объема австралийского экспорта.

В 1997, Австралия стала третьей по рейтингу страной после США и Японии, для зарубежных корейских студентов. Почти 20 тыс. студентов из Южной Кореи обучаются в учебных заведениях Австралии, в том числе около 12 тыс. на языковых курсах. В 1997, южнокорейские студенты оплатили свыше 350 миллионов австралийских долларов поставщиками образования и примерно столько же они потратили на проживание в стране. До 1998, Южная Корея была шестым самым большим источником прибывающих в Австралию туристов. В 1997 году 233 тыс. южных корейцев посетили Австралию, в то время как в 1990 году таковых было всего 9 тысяч.

Южная Корея, в настоящее время, седьмой самый большой источник импорта в Австралию. До 1998 произведенные товары включали от 80 до 90 процентов корейского импорта Австралии, доля которых стала постепенно снижаться. В 2003 г. 74 процента импортных товаров из Кореи относились к готовой продукции: автомобили, компьютеры, оборудование телесвязи, домашние электрические и электронные приборы. Для Австралии Южная Корея стала второй после Японии страной-экспортером легковых автомобилей. Импорт текстиля, одежды, обуви из Кореи упал, так как китайские товары выдавили эти товары из австралийского рынка.

К концу 1990-ых годов Южная Корея занимала всего лишь 18-ое место среди списков стран, получающих австралийские инвестиции. Для корейских компаний Австралия была на 16 месте по зарубежным инвестиционным проектам. Корейский капитал предназначался в основном для развития туризма и добывающей промышленности.

Дипломатические связи между Южной Кореей и Новой Зеландией на уровне посольств были установлены в конце 1960-х годов. В 1960-70-х годах внешнеэкономические отношения между Новой Зеландией и Кореей находились в стадии становления. В 1970 г. объем новозеландского экспорта в Корею составил 1,6 млн. NZD, а импорта из Кореи – 0,5 млн. NZD. Экономические успехи Южной Кореи и Новой Зеландии создали предпосылки для резкого увеличения товарообмена. Через десять лет в 1980 г. объем новозеландского экспорта подскочил до 64 млн. NZD; 1990 г. – 501,8 млн. NZD и 1996 г. - 1, 028 млн. NZD. К середине 1990-х гг. Корея по объему экспорта из Новой Зеландии заняла 5-е место. Корея была наименее важным источником импорта, однако, за последнее десятилетие она стала пятым по величине источником импорта из Азии в Новую Зеландию. В 1948 г. между двумя странами были заключены только 2 соглашения в области экономики, в 1998 было заключено 98 внешнеэкономических и торговых договоров. Торговые отношения между Новой Зеландии и Кореей основывались на специализации экспортно-импортной продукции: из Новой Зеландии вывозились первичное сырье и полуфабрикаты, в то время как корейский экспорт состоял из различных видов готовой продукции. Южная Корея, по-прежнему, не является для Новой Зеландии стратегически важным торговым партнером. В 2000 г. южнокорейские товары составили всего лишь 2,3 процента всего объема импорта Новой Зеландии, в то время как доля японских товаров была 12,4 процентов, и китайских - 6,3 процента. Причины такого торгового дисбаланса видятся в том, что, во-первых, Новая Зеландия, ввиду малочисленности населения, представляется для южнокорейских бизнесменов слишком узким рынком. Во-вторых, новозеландцы мало знакомы с Корей и южнокорейскими товарами.

Новая Зеландия оказалась реципиентом мизерных инвестиций корейского капитала, составивших в 1999 г. всего около 0, 003 процента от всех иностранных инвестиций. В свою очередь Новая Зеландия тоже оказалась совершенно незначительным финансовым донором для Южной Кореи и в 1999 г. из общего объемы новозеландских инвестиций объемом 1 млрд. долл. США в Корее были размещены только 0,044 процента. Эти индикаторы, таким образом, свидетельствуют о слабой инвестиционной взаимосвязи двух стран и причина, та же, что и в торговом дисбалансе - для корейского бизнеса Новая Зеландия видится малой, преимущественно аграрной страной. Отношения между двумя странами в других сферах, таких как туризм и образование развивались гораздо более активно.

Республика Корея и страны Латинской Америки.
Начало установления официальных межгосударственных связей между странами Латинской Америки и Кореей относится к концу 1950-х годов, когда в 1959 г. Бразилия и Корея завязали дипломатические отношения. До середины 1960-х годов Республика Корея имела такие официальные отношения с большинством латиноамериканских стран. Внешняя политика Республики Корея в 1960-1980 гг. по отношению к Латинской Америки, зиждилась на «трех китах»: антикоммунизме, обеспечении эмиграции корейцев в регион и ограниченных внешнеторговых связей.

В 1970-х годах экономика Южной Кореи переживала бурный рост, что вызвало диверсификацию производимых товаров, экспортируемых в другие страны. Экспорт продукции южнокорейского производства в Латинскую Америку постоянно увеличивался и, вскоре Корея и Латинская Америкаположительный торговый баланс прочно перешел на сторону Кореи. В этот период Корея все более интересовалась источниками натуральных ресурсов, в особенности, для развития приоритетной в те годы тяжелой и нефтехимической промышленности. Лишь с начала 1990-х годов были предприняты адекватные попытки использовать явные преимущества, предлагаемые Латинской Америкой в разных сферах отношений. Связи между южноамериканскими странами перешли в новую стадию, и вышли за рамки чисто торгово-экономических сделок, а перешли также в сотрудничество в области культуры и гуманитарных вопросов.
Объем торговли существенно увеличился в 1980-е годы и впервые достиг в 1995 г. отметки 100 млрд., причем по приросту экспорта Кореи за последние 15 лет Латинская Америка и страны Карибского бассейна опередили все другие континенты. По объему товарообмена Корея занимает 6-ое место после США, Японии, Германии, Франции и Китая. На рубеже веков Корея экспортировала в среднем на сумму 90 млрд. долларов (5-6 процентов всего экспорта), а объем импорта составлял около 35 млрд. долларов (2 процента всего импорта). Таким образом, положительный баланс в годовом товарообмене был в пользу Кореи в среднем на отметке 50-60 млрд. дол. К главным странам-импортерам корейских товаров относились Панама, Мексика и Бразилия, а экспортерами в Корею - Бразилия, Чили и Мексика. В экспортный ассортимент Кореи входят суда, автомобили, ткани, синтетические изделия, сотовые телефоны, бытовая видео-радио и электронная аппаратура, импортируются из Латинской Америки цветные металлы, сырая нефть, железная руда.

Прямые инвестиции Кореи в экономику латиноамериканских стран несущественны по сравнению с теми финансовыми средствами, которые вкладывались в развитые регионы, прежде всего США и Европу или в новые перспективные рынки, такие как Китай и Юго-Восточная Азия. Тем не менее за прошедшее последнее десятилетие 20-ого века отмечены положительные показатели стабильного роста. Пик корейских инвестиций в Латинскую Америку пришелся на 1997 г. с самым высоким в истории корейско-латиноамериканских отношений объемом – 627 млн. дол., что составило 11 процентов всех зарубежных финансовых вливаний Кореи.

Финансовый кризис, поразивший Южную Корею в 1997 г. и внушительный спад экономического развития, негативно повлияли на развитие корейско-латиноамериканских отношений. Общие корейские инвестиции в Латинскую Америку в 1998 г. уменьшились вдвое по сравнению с предшествовавшим годом. Однако, Корея при помощи Международного Валютного Фонда и ценой огромных усилий, довольно быстро сумела выйти из финансово-экономического пике и стала восстанавливать отношения с внешним миром.

В сентябре 2001 г. общий объем корейских инвестиций в Латинскую Америку за весь прошедший период достиг 34,3 млрд. дол., что составило 7,9 процентов от всех зарубежных инвестиций Республики Корея. К самым значительным странам-реципиентам корейских финансовых инъекций относились Мексика (2,8 млрд.дол.), Бразилия (2,7 млрд.дол.), Виргинские острова (1,6 млрд. дол.) и Аргентина (1,4 млрд.дол.). Первоначально инвестировались в основном обрабатывающая и добывающая отрасли, планирование производства и информационные технологии. В последнее время акценты сместились, и корейские финансовые средства малых и средних объемов предназначаются в основном для развития электронной, автомобилестроительной промышленности и других прогрессивных производств.

На закате 20-ого века закончилась эпоха холодной войны, на смену антикоммунизму на повестку дня встали более конкретные и насущные вопросы международного сотрудничества в условиях глобализации мира. Корея установила дипломатические отношения с 32 странами Латинской Америки и Карибского бассейна, за исключением Кубы. Посольства открылись в 15 государствах Южной Америки, в свою очередь 16 стран региона имеют свои дипломатические представительства в Сеуле.

Южная Корея и Арабский Восток.
В начале 1970 годов Южная Корея приступила к прямым инвестициям в регионе Ближнего и Среднего Востока, когда строительная компания ”Samwhan Co’s” начала строить в 1973 г. автобан в Саудовской Аравии.

В 1981 г. зарубежные строительные подряды, преимущественно на Ближнем и Среднем Востоке, составляли около 60 процентов всех объемов работ выполненных корейскими строительными компаниями. Заключенные в том году контракты, имели общую стоимость около 13,7 млрд. долл., однако в 1988 г. объем зарубежных строительных подрядов опустился до 1,6 млрд. долл., в том числе на 1,2 млрд. долл. в ближневосточном регионе, и рост по сравнению с предыдущим годом составил всего 1 процент. В то же время стоимость заказов на строительство различных объектов в самой Корее достигли 13,8 млрд. долл., и прирост составили по сравнению с 1987 г. составил 8,8 процентов. Таким образом, корейские строительные компании в конце 1980-х годов сосредоточили свой бизнес на внутреннем рынке. На рубеже 1980-1990-х годов наблюдалось временная активизация на зарубежных строительных рынках, когда строительная компания «Dong Ah Construction Company» подписала контракт на сумму 5,3 млрд. долл. С Ливией по сооружению второй очереди “Великой ливийской искусственной реки" (Libya's Great Man-Made River). Общая стоимость всех пяти очередей этого гигантского строительного проекта составляла 27 млрд. долларов. Всего в 1989 г. южнокорейские компании подписали контрактов общей стоимостью 7 млрд. долл. на выполнение зарубежных строительных контрактов.

К концу 1980-ых, сектор строительства стал важной частью экономического сотрудничества Кореи со странами Арабского востока, прежде всего с разбогатевшими на нефти монархиями Персидского залива. Хотя, падение мировых цен на нефть и развитие корейской экономики привели к сокращению объемов инвестиций, Ближний и Средний Восток остались в первой половине 1990-х годов важным рынком южнокорейского строительного бизнеса. По общему объему инвестиций Кореи за рубежом, Ближний Восток в середине 1990-гг. занимал 4-ое место (790, 9 млн. долл.., 84 проекта), после Юго-Восточной Азии (6,787 млрд. долл., 5,050 проектов), Северной Америки (4,269 млрд. долл., 1,096 проектов) и Европы (2,154 млрд.долл., 441 проект).

В период с 1990 по 1995 гг. из 3,286 зарубежных контрактов корейских компаний, на Ближний Восток приходилось 2,040 контрактов, т.е. свыше 80 процентов. Резкое сокращение объемов инвестиций и спад строительного бизнеса произошло в начале 1990-х годов в связи с военными действиями в Кувейте, а затем после временного подъема в середине десятилетия, кривая активности корейского бизнеса в арабском мире резко опустилась вниз.

Самым важным для Кореи экономическим партнером из нефтяных монархий Персидского залива стала Саудовская Аравия, дипломатические отношения с которой были установлены 16 октября 1962 г. По данным на март 2003 г. общая стоимость всех контрактов Южной Кореи на рынке стройиндустрии Саудовской Аравии составляла 52, 138 млрд. долл.

Саудовская Аравия стала в начале 1990-х годов третьей по значимости страной-импортером Кореи после Японии, США и Германии, стоимость закупаемой сырой нефти, газа и продукции нефтехимической промышленности составляла в 1993 - 4,5 млрд. долларов. Корея и Саудовская Аравия
В общем объеме товарообмена между Саудовской Аравией и Кореей в 1997-2002 г. Корея имела многократный отрицательный баланс, ибо общая стоимость импорта энергоносителей намного превышает стоимость экспортируемых в Саудовскую Аравию текстиля, электронных товаров, информационных технологий, автомобилей, промышленного оборудования, товаров повседневного спроса.

Отношения с Советским Союзом.
В 1980-х годах, «северная политика» южнокорейского президента Ро Дэ У и перестройка Горбачева стали основой установления дипломатических отношений. Сеульская олимпиада 1988 стала своеобразным катализатором этого процесса. Более 6 тыс. человек из Советского Союза впервые побывали Южной Корее. Из-за отсутствия дипломатических отношений первоначальный товарообмен между Кореей и Советским Союзом происходил через посредников: Восточную Европу, Гонконг, Японию, и Сингапур. С увеличением торгового оборота, Сеул и Москва начали прямые торговые отношения. Корейская организация развития торговли (KOTRA) и министерство торговли и промышленности СССР заключили торговый меморандум в 1988 г. по сотрудничеству в торговой отрасли, на основе которых в 1989 году были открыты торговые представительства в Сеуле и Москве. В 1990 г. крупнейшие южнокорейские корпорации, включая «Дэу», «Эл Джи групп», «Саньёнг» стали напрямую торговать с Советским Союзом. В июне 1990 года в Сан-Франциско состоялась первая встреча глав государств Ро Дэ У и Михаила Горбачева.
Активное развитие связей Сеула со странами постсоветского пространства, в первую очередь с Россией и бывшими среднеазиатскими республиками СССР, объясняется рядом фактором. Южную Корею в лице политического руководства страны и бизнесменов, заинтересованных в новых источниках минерального сырья и расширения рынка сбыта своих товаров, привлекала относительная политическая стабильность, эффективность контроля правящей элиты над внутренней ситуацией, созданный здесь благоприятный для иностранных капиталов инвестиционный климат, отсутствие или слабость международной конкуренции и т.д. Южная Корея осознавала, что ей необходимо раньше, чем Японии или Китаю войти в Россию и ЦА и закрепиться до пришествия других основных игроков на мировом экономическом поле. Немаловажным фактором, определившим повышенный интерес Сеула к России и центрально-азиатскому региону, явилось наличие в них многочисленных групп этнических корейцев - граждан бывшего СССР.
Республика Корея и Российская Федерация. Российский рынок рассматривается деловыми кругами Республики Корея как потенциально очень емкий, с достаточно высоким платежеспособным спросом практически по всем товарным группам, которые представляют первостепенный интерес для южнокорейских экспортеров. В плане расширения южнокорейского импорта Россия, как внешнеторговый партнер, также представляет большой интерес ввиду возможности приобрести практически все основные необходимые им виды промышленного и частично сельскохозяйственного сырья, в первую очередь энергоносители.

По данным посольства Республики Корея в Москве, в торговле с Россией участвовали более 900 южнокорейских компаний. Около 50 из них имели свои постоянные представительства в Российской Федерации. При этом на долю примерно 20 крупнейших компаний приходилось около 80% оборота взаимной торговли, а на 4 из них - Самсунг (Samsung), Элджи (LG), Хендэ (Hyundai), Дэу (Daewoo) - почти 70%. Эти данные достаточно убедительно свидетельствуют о чрезвычайно высокой степени концентрации внешнеторгового оборота в руках крупного бизнеса, что вообще свойственно для Южной Кореи.

Со второй половины 1990-х гг. объем торговли, осуществляемой через «челноков», значительно сократился, но до 2000 года он составлял 10-15% от общего объема импорта из Южной Кореи в Россию, и в 1999 г. Южную Корею посетило примерно 150 тыс. граждан России, из них по коммерческим делам - свыше 120 тыс.

Торговый баланс Южной Кореи по отношению к России в 1992 г. имел положительное сальдо, превышавшее 400 млн. долларов. В 1996-1998 гг. также было зафиксировано незначительное положительное сальдо, однако в дальнейшем наблюдается тенденция к дефициту, в частности, в 1999 г. дефицит значительно превысил 900 млн. долл., достиг уровня 1,2 млрд. долл. в 2000 г. и около 980 млн. долл. в 2001 г.
Можно выделить две особенности южнокорейско-российской торговли последнего периода. Во-первых, если рассматривать номенклатуру экспорта и импорта между Южной Кореей и Россией, можно отметить взаимодополняющий характер товарной структуры. Кроме того, если товары южнокорейского экспорта в Россию становились все более разнообразными, то российский экспорт в Южную Корею имел тенденцию концентрироваться на отдельных товарных группах - прежде всего, природных ресурсах и сырье.
Во-вторых, удельный вес взаимной торговли во внешней торговле Южной Кореи и РФ до сих пор остается крайне незначительным. Удельный вес России во внешней торговле Южной Кореи в 2001 г. не превышал 1,0%, а удельный вес Южной Кореи во внешней торговле России не превышал 2,0%.
Что касается медленного, по сравнению с первоначальными надеждами, развития двусторонних деловых отношений, здесь можно указать на следующие обстоятельства. Во-первых, это недостаток взаимопонимания и знаний о партнере, что характерно для каждой из сторон и объясняется относительно коротким опытом общения, и, во-вторых, те быстро текущие изменения внутренней и внешней деловой обстановки, которые им пришлось претерпеть, и которые резко отличались от первоначальных посылок при установке отношений. Для постоянного увеличения товарооборота и налаживания надежных партнерских отношений между двумя странами во внешней торговле желательно решить перечисленные выше проблемы как на законодательном уровне, так и на уровнях государственной и региональных исполнительных властей.

Южная Корея и Узбекистан.
Дипломатические отношения между Республикой Корея и Узбекистаном были установлены 29 января 1992 г. В том же году были заключены соглашения о двусторонней торговле, взаимной защите инвестиций, научно-техническом сотрудничестве, меморандум о визовой поддержке.
Двусторонний торговый оборот в 1994 и 1995 гг. составлял примерно 343 млн. долл., за первые шесть месяцев 1996 г. 264 млн. долл., а по итогам 1996 г. был достигнут уровень примерно в 530 млн. долларов. В экспорте Южной Кореи основную часть составляют готовые изделия автомобильной, текстильной промышленности, сталь, бытовая электроника, оборудование для АТС и т.д. В импорте из Узбекистана преобладают сырье и полуфабрикаты: хлопок, драгоценные металлы, кожа, натуральные компоненты для традиционной восточной медицины и парфюмерии, а также синтетические ткани и продукция химической промышленности. В торговле с Узбекистаном Республика Корея имеет постоянное положительное сальдо.
Ко второй половине 1990-х годов инвестиционное сотрудничество между двумя странами достигло широкого размаха, сделавшее Узбекистан лидером в СНГ по объемам южнокорейских капиталовложений. К 1996 г. здесь было создано 7 СП с общей суммой южнокорейских инвестиций около 110 млн. долл. притом, что Республика Корея выдала 12 разрешений на образование СП с капиталовложениями в 201,6 млн. долл.

Самым крупным инвестиционным проектом не только в Узбекистане, но и в СНГ, и, что самое главное, уже реализованным до стадии выпуска готовой продукции, стало строительство корпорацией “Дэу” Асакинского завода “Узбек-Дэу моторс” в Андижане по выпуску малолитражных автомобилей марки “Тико”, «Нексиа» и микроавтобуса “Дамас”. Мощность автозавода - 200 тысяч автомашин в год. Общая стоимость проекта оценивается в 1 млрд. долл., а в сентябре 1995 г. руководство фирмы “Дэу” приняло решение увеличить свои капиталовложения в него до 660 млн. долл.

Все три вида машин представляют собой лицензионные корейские модели, которые узбекское руководство решило сделать “народным” автомобилем. Их стоимость определена в 6 - 10 тыс. долл. В начале 1996 г. завод начал серийный выпуск этих автомобилей. В данный момент 80% комплектующих деталей и узлов поступает из Кореи.
Анализируя успех данного крупномасштабного проекта, эксперты отмечают, что указанный завод в Узбекистане является копией современного южнокорейского завода той же компании в г. Чангвоне. На нем почти 60% всех операций выполняются роботами и около 70% рабочих и техников асакинского завода прошли обучение в Сеуле и Чангвоне. В первые 2 года каждый его производственный участок возглавлялся южнокорейским специалистом. В качестве других факторов выделяют также меры узбекского правительства, обеспечившие “УзДэумоторс” режим наибольшего благоприятствования, в том числе освобождение от налогов сроком на 5 лет, предоставление покупателям выгодных правительственных кредитов и исключение 5% дорожного налога. Южнокорейским инвесторам были предоставлены другие льготы в в виде высоких налогов на импорт автомобилей из-за рубежа, что обеспечило конкурентоспособность автомашин собственного производства. Для финансирования проекта был создан специальный банк “Асака” с участием фирмы “Дэу” (51%) и “Узавтопром” (49%), также на первые 5 лет освобожденный от всех налогов.

В целом “Дэу” инвестировала в Узбекистан за первые четыре года около 1 млрд. долларов в 9 проектов. Среди них выделяются хлопкопрядильная фабрика в Фергане (60 млн. долл.), предприятие по сборке телекоммуникационных станций и телефонов в Ургенче (6,5 млн. долл.), завод по изготовлению телефонов в Ташкенте (390 млн. долл.) и др., что сделало ее бесспорным лидером среди иностранных инвесторов.

Корпорация Дэу проявляет активность и в банковской сфере. “УзДэу Банк” - 4-й по счету банк в стране с участием иностранного капитала. Центральный Банк (ЦБ) Узбекистана выдал весной 1997 г. лицензию новому банку, с уставным капиталом в 20 млн. долл., учредителями которого стали: Дэу Секьюритис (55%), ЕБРР (25%), южнокорейский КорАмбанк (10%), ташкентский банк “Турон” (5%) и Национальный банк внешнеэкономической деятельности (5%).

Важными вехами в развитии двусторонних отношений, отражающими повышенное взаимное внимание, стал обмен визитами на высшем уровне: Президент Каримов несколько раз посетил Сеул, он также принял участие в феврале 2008 г. в торжественной церемонии, посвященной вступлению в должность Президента Республики Корея Ли Мён Бака. В свою очередь Узбекистан посетили в июле 1994 г. президент Ким Ен Сан, в мае 2005 года президент Но Му Хён и апреле 2009 президент Ли Мен Бак.

Южная Корея и Республика Казахстан.
После установления дипломатических отношений между Республикой Корея и Казахстаном 28 января 1992 г. начали развиваться торгово-экономические отношения. Торговый оборот между двумя странами в 1994 г. составил 91,1 млн. долл., в 1995 г. - 126,3 млн. долл., в первой половине 1996 г. - 119,3 млн. долл. Торговля Южной Кореи с Казахстаном в отличие, от торговли с Узбекистаном, испытывает хронический дефицит.

В структуре экспорта казахстанской, продукции преобладают, минеральные удобрения, хромовые соединения, медь, свинец, цинк, чугун, корни солодки, хлопок-сырец, уран. В импорте из Южной Кореи преобладают электроника (включая аудио- и видеотехнику и компоненты к ней, станки, оборудование и другую продукцию машиностроения, автомобили и запчасти к ним, холодильники, стиральные машины, нефтехимическую продукцию, кондиционеры и микроволновые печи), а также фармацевтическая, текстильная и бумажная продукция.

К 1996 г. южнокорейским фирмам выданы разрешения на осуществление 13 инвестиционных проектов в Казахстане на общую сумму 10,6 млн. долл., из которых фактически реализованы 11 проектов на сумму 7 млн. долларов. СП созданы в основном в пищевой отрасли, в сфере внешней торговли и услуг, в том числе автосервисе, пошива одежды, в рудной отрасли и металлургии.
В феврале 1997 г. компания «Самсунг» выиграла тендер на приватизацию Казахстанского медного комбината “Балхашмыс”. Она обязалась инвестировать в комбинат около 700 млн. долл. до 2000 г., а также ежегодно пополнять его оборотные средства на сумму 80 млн. долларов. Производство меди на этом предприятии намечено увеличить со 100 тыс. в 1997 г. до 200 тыс. в 2000 г. «Самсунг» гарантировала также погашение задолженности по заработной плате и ее индексацию в дальнейшем.

В Казахстане зарегистрировано свыше компаний с участием южнокорейского капитала, из которых, меньше половины - совместные предприятия, а остальные – либо представительства, либо юридические лица (компании со 100 процентным зарубежным капиталом). Интерес для южнокорейского бизнеса на казахстанском рынке представляют нефтегазовых месторождения и другие минеральные ресурсы, крупные строительные проекты в Алматы и Астане; теплоэлектростанций; производство строительных материалов; поставка автомобилей и запасных частей к ним. Другими сферами интересов являются - продажа бытовой электроники, сотовых телефонов, информационных технологий, компьютеров, периферийного и офисного оборудования; оказание сервисных услуг в сфере досуга и общественного питания.

Есть различия статистических данных о торгово-экономическом сотрудничестве двух стран, так, по данным Агентства РК по статистике, объем двустороннего товарооборота в 2002 г. составил 141,7 млн. долл., по корейской статистике – 197,7 млн., т.е. разница в подсчётах таможенных ведомств двух стран составляет 55 млн. долларов. В корейской статистике, в отличие от казахстанской, не значатся поставки меди (15 млн. долл.), продукции черной металлургии (13 млн. долл.), а также заметно различаются данные по электронике, автотранспортным средствам и их компонентам. Вместе с тем, в данных Агентства РК по статистике отсутствуют такие экспортные статьи, как феррохром (28 млн. долл.), ферросилиций (7 млн. долл.), уран (3,1 млн. долл.). Это объясняется тем, что торговые операции с сырьевыми товарами в большинстве случаев осуществляются международными трэйдинговыми компаниями, поэтому при казахстанском экспорте сырья принцип "страны назначения" может не отражать действительность. При этом, доля Южной Кореи в казахстанском экспорте меди нерафинированной составляет от 90 % от общего объема ее поставок, а в импорте наиболее значимыми для РК являются поставки из Кореи полиэтилентетрафталата (85 % от общего объёма потребностей) и пассажирских автобусов (60 %).

С начала 2003 г. тенденции роста двусторонней торговли были особенно заметны. Ухудшение международной обстановки в связи с ожиданиями войны в Ираке и напряженность в регионе из-за ядерной угрозы КНДР, не оказали серьёзного влияния на торговлю между двумя странами, за исключением снижения воздушного пассажиропотока между Алматы и Сеулом. За первые 4 месяца объём казахстанско-корейской торговли увеличился почти в два раза по сравнению с аналогичным периодом 2002 г. и составил 106,1 млн. долл., (более половины объёма двусторонней торговли в 2002 г.). В казахстанском экспорте в Корею следует выделить начало поставок урана по заключенному в 2002 г. краткосрочному соглашению между НАК "Казатомпром" и компанией "Корейская гидро- и атомная энергия" (на 14 млн. долл.).

Увеличению казахстанско-южнокорейской торговли способствуют такие факторы, как активизация информационно-пропагандистской работы и обмена торговыми миссиями, в т.ч. и за счёт открытия представительства Корейского агентства по содействию торговле и инвестициям в Алматы; улучшение экономической ситуации в нашей стране и рост ее привлекательности как торгового партнера вследствие проводимых экономических реформ. Казахстан по-прежнему воспринимается южнокорейцами как страна с богатыми минеральными ресурсами, что в последнее время приобрело большую актуальность в Корее в свете усилий ее правительства по поиску новых источников энергоресурсов. Интерес Сеула к нефтяным ресурсам Каспия и потенциальное участие корейских компаний в их освоении может сыграть роль локомотива развития всего комплекса экономического сотрудничества между нашими странами. Пока созданный в прошлом году нефтяной консорциум Кореи по Казахстану ведёт техническое обсуждение своего участия в разработке месторождения «Каражанбас».

Наблюдалась тенденция передислокации южнокорейскими компаниями своего бизнеса в Казахстан, в том числе из-за высоких производственных издержек и налоговых платежей на импортные товары в Корее. Так, корейская фирма "Пи-Джей", закупая золото у "Казахмыс", производит изделия в Казахстане и экспортирует их в США. В этом году компания планирует открыть постоянное представительство, установить новое оборудование и увеличить объемы выпуска. Многие корейские компании, обращающиеся в Посольство Республики Казахстан в Сеуле и предлагающие свою продукцию для реализации в РК, также интересуются возможностями открытия в будущем своего производства в нашей стране. Решающими факторами при этом являются достаточно высокая квалификация наших специалистов, низкая себестоимость труда и сырья, а также рост платежеспособности населения. Между тем, в последние годы, особенно после вступления Китая в ВТО, привлечение инвестиций Южной Кореи в страны СНГ заметно усложнилось из-за стремительного роста инвестиционной привлекательности КНР, Вьетнама и ряда стран ЮВА.

Большинство запросов корейских компаний пока сводится к сырьевым материалам. Так, в ходе недавней встречи коммерческих атташе иностранных торговых представительств с компаниями-членами Корейской ассоциации импортеров (КОИМА), 90 % всех обращений корейских компаний в Посольство Казахстана заключалось в их желании приобрести цветные металлы.

Большое значение в развитии двусторонней торговли имеет транспортировка, трудности с которой являются основным препятствием для более активного товарообмена. Наиболее перспективными вариантами доставки грузов рассматриваются, в том числе и южнокорейскими экспедиторскими компаниями, Транссибирская железнодорожная магистраль и Трансазиатская железная дорога (ТАЖМ). При этом с учетом быстрого экономического роста Китая и особенно его западных районов ТАЖМ представляется более выгодным для Казахстана, прежде всего потому, что в этом случае можно будет получать дополнительные прибыли за счет транзита, а Транссиб можно использовать при доставке грузов с конечным пунктом назначения в странах Центральной Азии. Благоприятным фактором здесь является осуществление в феврале с.г. пробного запуска контейнерного поезда Алматы - Находка, что позволит вдвое сократить сроки доставки грузов до 9-10 дней, тем самым поспособствует наращиванию торговли между РК и регионом СВА. Однако повышение Москвой тарифов на осуществление железнодорожных грузовых перевозок может ухудшить конкурентоспособность казахстанского экспорта (транспортная составляющая при вывозе сырьевых товаров РК зачастую превышает 50 % экспортной стоимости самого товара) и серьезно осложнить вопрос доставки по территории РФ. Вместе с тем, объем транзитных грузов, проследовавших по территории Казахстана из Кореи в 2002 г., не превысил 200 тонн, что свидетельствует о том, что корейские транспортные компании по-прежнему предпочитают использовать Транссиб в качестве главной транзитной артерии из Северо-Восточной Азии в Европу.

За прошедший период существенно расширились и укрепились связи между Южной Кореей и Казахстаном в области образования, культуры, науки и спорта. В ряде университетов Казахстана преподают корейский язык преподаватели из Южной Кореи, десятки южнокорейских студентов получают образование в Казахстане. Все студенты, изучающие корейский язык используют южнокорейские учебники и другие учебные материалы, присланные из Сеула.
В 1991 г. в Алматы открылся Центр просвещения Республики Корея, который играет ныне важную роль в жизни корейской диаспоры Казахстана. В центре прошли языковые курсы и стажировки тысячи учеников, сотни преподавателей корейского языка. Наряду с образовательной деятельностью Центр пропагандирует корейское национальное искусство, знакомит желающих с историей и культурой Кореи, проводит различные культурно-массовые мероприятия. Центр просвещения имеет филиалы во многих областных центрах, крупных городах и местах относительно компактного проживания корейцев.
С 1991 г. в Казахстане стали открывать корейские христианские церкви, которых ныне насчитывается несколько десятков. Основную массу прихожан составляют представители корейской диаспоры, однако двери открыты для всех. Многие стали ходить в церковь не из-за религиозной веры, а из желания выучить корейский язык.

За прошедшие годы в Казахстане прошли концерты, выставки, театральные постановки, демонстрации мод, художественных фильмов и многие другие культурно-массовые мероприятия организованные южнокорейской стороной совместно с Ассоциацией корейцев Казахстана, в которых принимали широкие массы корейской диаспоры. В Алматы прошли несколько международных корееведческих научных конференций, а ученые из Казахстана участвовали в научных форумах, проведенных в Республике Корея. Все это содействовало тому, чтобы народ Южной Кореи и Казахстана лучше и ближе узнали друг друга и укрепили узы дружбы и сотрудничества.

Ким Г.Н. Справочник по Корее

Специально для ИА РУСКОР







самое читаемое
это интересно
корейские марки
Дата появления первой корейской почтовой марки известна совершенно точно. Первый выпуск марок состоялся в 1884 году, в 1-й день 10-й луны (то есть 18 ноября по западному календарю). Инициатором выпуска стал 29-летний чиновник Хон Ён-сик, активный сторонник преобразования государственной структуры Кореи по образцу западных государств. Именно он настоял на создании в стране почтовой системы современного типа и именно он стал её первым руководителем. Банкет по поводу открытия центрального почтамта в Сеуле реформаторы решили ...
Когда заходит речь о корейском экономическом развитии в 1960-1985 гг., одним из самых расхожих штампов являются слова “корейское экономическое чудо”. Возможно, это выражение уже набило оскомину, но нельзя не признать, что возникло оно не на пустом месте: экономическое развитие Кореи в 1960-1985 гг. действительно было чудом.

Сейчас, глядя на сияющие небоскрёбы Сеула, на потоки машин, на ...
Для такой страны, как Корея, чья экономическая политика ориентирована на экспорт, крайне необходим мощный торговый флот. До начала 1970-х гг. торговый флот Кореи не играл в экономике страны сколько-нибудь заметной роли, и объем грузов, перевозимых по морю под корейским флагом, был очень незначительным. Чтобы расширить объем морских перевозок, правительство создало в 1976 г. Управление морских перевозок и портов Кореи. В результате совместных усилий правительства и частных компаний по укре...
В Корее имеется немало спортивных сооружений, которые располагаются в городских районах, школах и учреждениях, в которых занимаются местные жители, учащиеся и служащие.

Многие города и районы страны (около 70% от общего количества) имеют спортивные площадки, по размерам не уступающие стадионам. Во всех городах имеются спортивные залы, в которых можно заниматься различными видами спорта. Сегодня все олимпийские спортивные сооружения открыты для любителей спор...
Специальные службы Республики Корея
Совет Национальной Безопасности (СНБ) и Министерство Национальной Обороны являются основными правительственными органами, ответственными за военные дела. СНБ, состоящий из премьер-министра, директор Агентства для Национальной безопасности, министров Национальной Обороны, Иностранных Дел, Внутренних дел и Финансов, несет ответственность за безопасность и общественный порядок в стране, обязан уведомлять президента о проблемах в этой сфере.

Национальное агентство разв...