ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО ТЕКСТА
(Нет голосов)
Также в рубрике Политика

Северная Корея на берегу Нила

Статьи / Политика / Северная Корея на берегу Нила
Северная Корея на берегу Нила
25 Сентября 2012 / Политика

Появление сообщений о том, что поставщики Египта сокращают экспорт нефти в находящуюся на грани банкротства страну совпали по времени с резкой сменой дипломатического курса Египта в отношении Ирана.

Посещение египетским президентом Мохаммедом Мурси (Mohammed Morsi) саммита Движения неприсоединения (Non-Aligned Summit) в Тегеране фактически означает окончание дипломатической изоляции Ирана в суннитском арабском мире.

Кроме того, как сообщалось ранее в Asia Times Online, Мурси предложил включить Иран в группу по разрешению кризиса в Сирии, в которую входят также Турция и Саудовская Аравия. Приглашение к сотрудничеству, озвученное в ходе саммита Организации Исламского сотрудничества в Мекке 15 августа, было одобрено Министерством иностранных дел Ирана.

В то же время, Египет стал представлять потенциальную угрозу для Израиля впервые за последние 30 лет. Размещение египетских танковых войск на Синайском полуострове, которое официально объясняется проведением антитеррористической операции, нарушает мирный договор с Израилем, заключенный 33 года назад, и заставляет некоторых израильских аналитиков утверждать, что Египет может угрожать безопасности южной границы Израиля в случае нанесения Израилем удара по иранским ядерным установкам.

«Если Нетаньяху все же решит нанести удар по ядерным установкам Ирана, то ему, вероятно, стоит рассмотреть возможный сценарий, при котором Мурси может направить две дивизии через Суэцкий канал к Синайскому полуострову,» - полагает Амос Харель (Amos Harel), старший аналитик издания Haaretz по вопросам обороны.

Американские аналитики ранее полагали, что высокая потребность Египта в помощи из-за рубежа позволит Вашингтону держать «Братьев-мусульман» Мурси на коротком поводке. Но эта организация несколько месяцев назад продемонстрировала намерение извлечь выгоду из экономического кризиса. Сейчас вся серьезность ситуации становится ясной.

«Всего через два месяца после прихода к власти Мурси взял курс на сближение с Тегераном и четко обозначил новую цель – отказаться от миллиардной международной помощи и средств западных финансовых организаций,» - писали Дэвид Шенкер (David Schenker) и Кристина Лин (Christina Lin) в Los Angeles Times 24 апреля.

«Экономические проблемы, даже голод, не обязательно становятся препятствием для осуществления власти. Как наглядно продемонстрировали большевики в 1917 г. и сомалийские военные в 1990-х гг, и как показывает Северная Корея на протяжении последних 20 лет, тоталитарный режим бессовестно использует голод как средство контроля общества. Сообщения из Египта говорят о том, что Мурси начал нормировать продажу товаров первой необходимости, укрепляя власть «Братьев-мусульман».

Согласно изданию Egypt Independent, «правительство приняло решение о снижении бюджетных субсидий на нефтепродукты с 95,5 млрд египетских лир (USD 15,5 млрд) в 2011-2012 гг. до 25,5 млрд лир в 2012-2013 гг. и введении системы талонов на бутан, бензин и дизельное топливо в дополнение к другим мерам по сокращению потребления энергии».

А по словам Магды Канкиль (Magda Kankil) из Египетского центра экономических исследований (Egyptian Center for Economic Studies), постепенно Египет придет и к системе хлебных карточек. Если египтяне захотят поесть или приготовить обед на газовой плите, им нужно будет подать заявку на получение талонов в местное представительство «Братьев-мусульман».

Ежегодные расходы Египта на топливо составляют порядка USD 25 млрд, и для бедного населения сохранение субсидии в размере 95,5 египетских фунтов является вопросом жизни и смерти. По данным Wall Street Journal, «на субсидии уже приходится не менее 28% расходов бюджета Египта, которые составляют 476 млрд египетских фунтов (USD 79 млрд). Примерно две трети от общей суммы идет на топливо и энергию, остальное – на снижение цен на продовольствие, в частности на пшеницу».

Резкое сокращение субсидий вкупе с введением системы нормирования позволит государству установить прямой контроль над существованием половины египетского народа. Якобы игнорируя экономический кризис в Египте, Мурси вынашивает тайный план по укреплению позиций «Братьев-мусульман» и превращению организации в орган власти, типичный для тоталитарного государства. Вот в чем причина его пренебрежительного отношения к дипломатическим усилиям США.

Сложно вспомнить другую неудачу американской внешней политики, которая была бы столь же катастрофической и которую так же потерпели обе партии. Как написал 21 августа в Asia Times М.К. Бадракумар (M.K. Bhadrakumar), единственный англоязычный журналист, предсказавший египетский переворот, США предложили «Обаме пригласить Мурси в Вашингтон. Но Мурси вместо этого отправился в Китай и Иран».

Республиканцы также пытались установить отношения с мусульманским братством. 15 мая бывший президент Джордж Буш заявил: «Америка не решает, где и когда начнется или закончится революция. Она лишь выбирает, чью сторону занять».

Когда администрация Обамы пригласила официальных представителей «Братьев» в Белый дом в апреле, Республиканцы выразили протест, а авторы Weekly Standard и Washington Post Уильям Кристол (William Kristol) и Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer) на канале Fox News выступили за начало диалога. 2 августа Фуад Аджами (Fouad Ajami) с Fox News предсказал создание анти-иранского альянса Египтом и Саудовской Аравией: «Создание альянса с Саудовской Аравией станет первым мудрым решением Египта – необходимым, хотя и не единственным условием для выхода страны из ее покореженного прошлого,» - написал он в журнале Tablet.

Мурси совершил то, что Шенкер и Лин назвали «сдвигом во внешней политике, который по своему масштабу может соревноваться с решением Анвара Садата (Anwar Sadat) о высылке советских военных советников в 1972 г. и переориентации на Запад», в то время как его страна находится на грани банкротства. В июле валютные резервы Банка Египта сократились до USD 5,9 млрд, этого едва хватит на оплату импорта в течение месяца.

«Импорт топлива для Египта существенно усложнился, поскольку иностранные банки и трейдеры прекратили кредитование,» - сообщило агентство Reuters 23 августа.

«Доказательством растущих проблем с импортом топлива, по словам трейдеров, служит тот факт, что Египет был вынужден отменить тендер на поставку сырой нефти в первой половине августа из-за отсутствия заявок и отказаться от части заявок на тендер по импорту бензина, так как предложенные цены были слишком высоки».

Экономика страны парализована, поскольку дефицит бензина и дизельного топлива приводит к регулярным отключениям электричества. Нехватка топлива стала причиной закрытия хлебопекарных производств, вызвав перебои в субсидируемых поставках хлеба, который составляет основу рациона половины египетского населения, живущего меньше чем на 2 доллара в день.

Египет получил от Катара денежный взнос на USD 500 млн и обязательство предоставить еще USD 1,5 млрд после визита шейха Аль-Тхани (Al-Thani) в Каир 10 августа. В тот же день Мурси отправил в отставку высших чиновников египетского правительства и лишил армию основных конституционных полномочий. Однако помощь Катара является временной мерой. Общие резервы небольшого государства составляют USD 20 млрд, а это меньше, чем годовая потребность Египта во внешнем финансировании.

Правительство Мурси ведет переговоры с МВФ о предоставлении кредита на USD 4,8 млрд. Этого хватит, чтобы продержаться несколько месяцев, пока не появятся средства (если они появятся вообще).

Египет страдает от постоянного дефицита топлива и перебоев в поставках электричества со времен свержения Хосни Мубарака (Hosni Mubarak) в начале 2011 г, сообщило издание The National 19 августа. Согласно Egypt Independent, замена продовольственных субсидий на карточную систему считается вероятной. По данным газеты Al-Ahram, в ряде провинций в конце Рамадана возникли перебои в поставках хлеба. Правительство винит в этом производителей.

На протяжении всего года было – или должно было быть – очевидно, что назревает ситуация «двоевластия» (как это определили большевики в 1917 г). Остатки военного правительства контролировали основные рычаги государственной власти, в то время как «Братья-мусульмане» на улицах раздавали продукты и топливо. Как я написал 11 апреля на этом сайте, «Братья» верят, что распространение голода укрепит их политические позиции, и они, вероятно, правы. Когда развалится хрупкая система правительственных субсидий, местные исламистские организации получат контроль над поставками продовольствия и установят в стране виртуальную диктатуру. Американские аналитики ошибочно приняли участников протестов на площади Тахрир за революционеров. Сейчас «Братья-мусульмане» демонстрируют, что они являются революционной организацией, работающей по модели ленинизма или нацизма».

«Братья» какое-то время готовили свою революционную программу. Когда проблемы с продовольствием и топливом возникли в первые месяцы после свержения Хосни Мубарака в начале прошлого года, исламистские организации уже начали заполнять вакуум, оставшийся после падения режима. Министерство солидарности и социальной справедливости (Ministry of Solidarity and Social Justice) приступило к формированию «революционных комитетов», которые вершили «уличное правосудие» в отношении уличных торговцев и продавцов хлеба и пропана, «требовавших больше, чем установленные законом цены», сообщила Федерация египетского радио и телевидения (Federation of Egyptian Radio and Television) 3 мая 2011 г. Согласно заявлению министерства, «цены на продукты и бутан контролируют бандиты», и «народные комитеты» должны остановить их.

Также должно было быть очевидно, что «двоевластие» - конфронтация «Братьев-мусульман» и армии – не может сохраняться очень долго. 11 июля в статье «Экономика конфронтации в Египте» ("The Economics of Confrontation in Egypt”) я написал:

«В лучшем случае помощь из-за рубежа позволит ненадолго сохранить статус-кво. Но статус-кво подразумевает скудные поставки хлеба, нехватку топлива и отсутствие перспектив кроме нищеты и небезопасной ситуации. Вряд ли политический или экономический баланс удастся установить на столь шаткой почве. Временное соглашение между «Братьями-мусульманами» и армией, вероятнее всего, будет нарушено, и скорее рано, чем поздно.

Как и у генералов Шаха в Иране 1979-го, у египетских генералов был надежный тыл – коттеджи в Челси и яхты в Монако. У более молодых офицеров, которые заняли их посты после проведенной Мурси 10 августа «зачистки», нет шансов обогатиться так же, как их предшественники, потому что красть больше нечего. Оглядываясь назад, можно отметить, что неспособность армии противостоять «Братьям-мусульманам» можно было предположить, исходя из ее поведения по время свержения Хосни Мубарака в январе 2011 г. Когда в прошлом году растаяли валютные резервы, я писал: «Путь экономики Египта напоминает военную катастрофу во время войны 1967 г, когда, как позже сообщило правительство, армия раскололась на части «из-за боязни сказать правду [президенту Гамалю Абделю] Насеру».

На первый взгляд кажется, что армия боится рассказать правду о состоянии египетской экономике даже самой себе. Однако правда, возможно, гораздо проще и печальнее… Когда гражданское общество в развивающейся стране раскалывается, власть часто оказывается парализованной. В большинстве случаев безымянные маленькие люди с большими полномочиями усиленно трудятся, чтобы оплачивать купленные квартиры в Париже и частные самолеты».

В статье для LA Times 24 августа Шенкер и Лин предположили, что Мурси может получить помощь от Китая, возможно в обмен на базу военно-морского флота в Средиземном море или истребители F-16 и заводы по производству танков Abrams. Авторы ссылались на телеграмму от 2009 г, опубликованную WikiLeaks, в которой говорилось, что Египет мог допустить больше нарушений Закона о контроле экспорта вооружений (Arms Export Control Act), чем любая другая страна мира.

Желание Китая финансировать каирских фанатиков может быть преувеличено. Но если Египет под руководством «Братьев-мусульман» превратится в «Северную Корею на берегах Нила», Китай будет чувствовать себя очень комфортно в отношениях с новым режимом.

Америка столкнулась с проблемой появления новых и нежелательных для нее альянсов на Ближнем Востоке. Число ее союзников, в которое входили Египет, Саудовская Аравия, Турция, Иордан и Израиль, сократилось всего до двух государств. Саудовская Аравия напрасно выражает негодование по поводу «саммита в поддержку Ирана», как журналист Имад эд-Дин Адиб (Emad El Bin Adeeb) назвал саммит Движения неприсоединения 23 августа в газете Asharq Alawsat.

Израиль недоволен намерением Египта внести изменения в Кемп-Дэвидские соглашения и ведет непростой спор по поводу необходимости нанесения упреждающего удара по ядерным установкам Ирана. Турция, исламистское правительство которой американские президенты Буш и Обама считают примером исламской демократии, парализована из-за хаоса, царящего у ее границ, и опасается, что курдская проблема распространится на всю территорию страны. В Иордане монархия пытается выжить, делая все новые и новые уступки «Братьям-мусульманам».

Россия играет за обе команды, продолжая переговоры с Израилем по поводу отказа от поставок систем противоракетной обороны в Иран и поддерживая при этом союзников Ирана в Сирии. Как крупнейший в мире производитель нефти Россия может получить выгоду от перебоев с поставками нефти в Персидском заливе. Китай наблюдает со стороны, решая, какие из активов стоит приобрести.

Если – или когда – Иран получит ядерное оружие, Ближний Восток станет государством, которое американцы начнут воспринимать. Парадокс, но удар, который Израиль может нанести по Ирану, полностью проигнорировав пожелания администрации Обамы, может оказаться единственной надеждой на восстановление позиций, которые теряют США.

Бывший израильский дипломат Йорам Эттингер (Yoram Ettinger) проводит параллель с решением Леви Эшколя (Levi Eshkol) опередить арабские войска, которые готовили атаку на Израиль, во время войны 1967 г. Согласно статье Эттингера от 17 августа, Эшколь «нанес упреждающий удар по анти-американской арабской оси; устранил очевидную угрозу для важнейших интересов Запада; спас Саудитов от гнева Насера; приблизил гибель про-советского режима Насера и расцвет про-американского режима Садата в Египте; нарушил интересы СССР; продемонстрировал способность Израиля таскать из огня самые горячие каштаны при полном отсутствии американцев на своей территории».

Когда Иран будет нейтрализован, режим Ассада в Сирии превратится в дружелюбного бесполезного великана, а режим Мурси в Египте – в собственника обанкротившегося голодающего государства. Действия Ирака без влияния со стороны Ирана станут менее активными и не будут иметь последствий для всего региона. Саудиты снова будут спасены от египетского лидера, а во всем Заливе установится влияние США.

Египет – проигранное дело для Вашингтона, но он мог стать таким для любого другого государства.

Как я писал в мае:

Чтобы отстранить «Братьев» от власти, США должны будут проявиться нетипичную для их политики жесткость. Благодаря военному корреспонденту Питеру Арнету (Peter Arnett) стала крылатой фраза американского офицера «Чтобы спасти город, его необходимо было разрушить», сказанная про вьетнамский город Бен Тре в 1968 г. Что-то подобное может случиться с Египтом.

Возможно, это звучит жестоко, но кто-то должен произнести это вслух.

ИА РУСКОР: Шпенглер (Spengler) – псевдоним Дэвида Гольдмана (David P Goldman), президента Macrostrategy LLC, автора книги How Civilizations Die (and why Islam is Dying, Too) и сборника эссе по экономике, религии и культуре It's Not the End of the World - It's Just the End of You.

Источник: Российско-Корейское информационное агентство РУСКОР
Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на www.ruskorinfo.ru.

главная тема
самое читаемое

Статьи
Интервью
Экспертные мнения