ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО ТЕКСТА
(Нет голосов)
Также в рубрике Политика

Новые испытания на прочность для Сеула

Статьи / Политика / Новые испытания на прочность для Сеула
Новые испытания на прочность для Сеула
17 Сентября 2012 / Политика

Корейские историки часто используют образное выражение «креветка среди китов», чтобы охарактеризовать бурную историю Корейского полуострова – точное сравнение  для региона, закрепиться в котором на протяжении долгого времени пытались самые могущественные мировые державы.

В 1910 г. два современных корейских государства утратили независимость в войне с Японией, а в течение всей первой половины ХХ-го столетия мировые державы пытались занять их земли. Справедливо будет сказать, что желание избежать повторения этих печальных события является главной целью обеих стран.

Однако положение Южной Кореи, позволяющее ей влиять на соотношение сил в регионе, является даже в большей степени уникальным, чем положение ее северного соседа. В экономическом, военном и демографическом плане страна никогда в новейшей истории не была настолько сильна.

Осознавая свой новый статус, Сеул старается стать более заметным игроком на региональной и мировой арене. Предыдущий президент Но Му Хён (Roh Moo-hyun) даже говорил о возможности стать «китом среди китов», изменив сложившийся имидж Кореи как выживающей среди своих соседей.

Однако недавнее «поигрывание мускулами» в споре с Токио о морских границах может отвлечь внимание Южной Кореи и Японии от более важных вопросов, требующих срочного решения.

Оценить силы Сеула во время пребывания на президентском посту Но Му Хёна (2003-2008 гг) было сложно, поскольку внимание мирового сообщества было приковано к Ближнему Востоку. Внутри страны также существовали другие первоочередные задачи, связанные с социально-экономическими и политическими разногласиями.

Однако ситуация стала меняться, когда администрация нового президента Ли Мён Бака (Lee Myung-bak) начала проводить переговоры о свободной торговле, стараясь расширить присутствие Южной Кореи в мировой экономике.

Несмотря на протесты граждан, Сеулу удалось ратифицировать соглашение о свободной торговле с США, которое добавилось к аналогичным соглашениям с Евросоюзом, Чили, Сингапуром, Европейской зоной свободной торговли и Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

С большой долей вероятности можно утверждать, что иностранная политика Ли Мён Бака, направленная на поддержку бизнеса, сыграла важную роль в том, что Южная Корея на протяжении шести месяцев сохраняла положительное сальдо торгового баланса на фоне ухудшения экономической ситуации во всем остальном мире.

Есть еще один угол, под которым можно рассматривать усилия Сеула по созданию экономического партнерства, - изменение положения Кореи относительно Японии. Вполне вероятно, что администрация Ли Мён Бака не стала устанавливать четкие сроки заключения трехстороннего соглашения о свободной торговле между Южной Кореей, Китаем и Японией, поскольку Сеул хотел сначала обеспечить себе на китайском рынке более прочные позиции, чем у Японии.

Соперничество между двумя государствами в последние годы было практически незаметно, но недавний спор по поводу островов Токто/Такэсима (Dokdo/Takeshima) вывел вражду между странами на передний план их взаимоотношений, которые всего несколько месяцев назад могли вылиться в исторически значимый договор о взаимодействии в сферах военной разведки и логистики.

Спор о морских границах между Южной Кореей и Японией продолжается со времен окончания Второй мировой войны. Разногласия по поводу прав на вылов рыбы и возможные минеральные ресурсы усиливались из-за долговременной исторической вражды между двумя странами (в том числе проблемы «женщин для утешения» («comfort women»), которой также недавно стало уделяться повышенное внимание.

В центре конфликта - многострадальные острова, которые находятся под фактическим управлением Южной Кореи и где в настоящее время находится порядка 40 полицейских и гражданских лиц.

Сеул заявляет, что морская граница между Японией и Кореей должна проходить между этими островами и островами Оки (Oki Islands), расположенными в 158 км к юго-востоку. Токио утверждает, что острова принадлежат Японии, а граница проходит между ними и островом Уллындо (Ulleungdo Island), находящимся в 87 км к западу. Спорной является территория исключительной экономической зоны площадью 20 тыс. кв. км.

Усугубила ситуацию реакция Токио на принятое Южной Кореей в 2006 г. решение создать исключительную экономическую зону на островах Токто (вместо Уллындо), когда Япония распространила спор о морских границах и на Восточно-Китайское море, где заявила права на территорию южной исключительной экономической зоны Кореи площадью 36 тыс. кв. км.

Сеул и Токио оказались в незавидном положении: обоим правительствам в этом году, вероятно, предстоят выборы (в Южной Корее выборы президента пройдут в декабре, японский парламент, по мнению аналитиков, может объявить выборы в ближайшее время), и ни одно из них не может пойти на компромисс в споре по островам Токто/Такэсима, не утратив при этом доверия избирателей.

В Японии премьер-министр Ёсихико Нода (Yoshihiko Noda) и Демократическая партия уже разочаровали избирателей, вдвое повысив налог на потребление.

Администрация Ли Мён Бака также помнит о предстоящих выборах, но в то же время Сеул понимает, что у него есть политические силы, чтобы противостоять Японии, и хочет оценить степень влиятельности Кореи. В противном случае он не решался бы на дерзкие поступки, которые, как хорошо понимают корейские политики, вызовут резкую реакцию Японии: например, на такие как визит на спорные острова 10 августа.

Положение Южной Кореи в регионе более выгодно. Связи между Сеулом и Вашингтоном стали значительно крепче благодаря близким отношениям Ли Мён Бака и президента США Барака Обамы (Barack Obama) и недавней ратификации соглашения о свободной торговле.

Ёсихико Нода в это время предпочел сосредоточиться на дискуссии вокруг налога на потребление вместо участия в переговорах по Транстихоокеанскому партнерству. В итоге сотрудничество между Токио и Вашингтоном последние несколько лет стало не очень активным.

Более того, в свете развития торговых отношений между Южной Кореей и Китаем и возможного подписания Сеулом и Пекином соглашения о свободной торговле Япония оказывается все дальше от процесса организации экономического сотрудничества, которое может приобрести решающее значение в ближайшем будущем.

Экономический аспект тесно связан с территориальным спором между Южной Кореей и Японией, и доказательством этому стало заявление Токио о возможном изменении валютного своп-соглашения на сумму USD 70 млрд с Сеулом и отказе от покупки корейских государственных облигаций после визита Ли Мён Бака на острова. В любом случае, как полагают многие эксперты, решение Токио не окажет заметного влияния на корейский рынок облигаций.

В обозримом будущем Сеул не понесет значительных потерь из-за конфликта с Японией и сможет укрепить свое политическое положение в регионе. Однако в долгосрочной перспективе этот скандал не принесет выгоды ни одной из сторон, поскольку экономическое сотрудничество двух этих крепких азиатских экономик имеет огромное значение не только для их собственного благосостояния, но и для мировой экономики.

Ли Мён Бак в этом году уже отмечал, что экономическое партнерство в Северо-Восточной Азии будет способствовать «восстановлению и росту экономики во всем мире».

Положение ни одной из стран не идеально. Южная Корея пока сохраняет положительное сальдо торгового баланса, но в прошлом месяце этот показатель снизился до USD 2,76 млрд – на 41% по сравнению с июлем 2011 г. Япония зафиксировала сокращение экспорта на 2,3% в годовом исчислении: объем поставок в страны ЕС и Китай уменьшился на 21,3% и 7,3% соответственно.

Причинами экономических сложностей обоих государств являются очень схожие проблемы на мировом рынке: основные страны-потребители корейской и японской экспортной продукции пострадали от замедления экономики, а введенные Вашингтоном в отношении Ирана жесткие санкции стали крупной проблемой для зависящих от поставок нефти экспортоориентированных отраслей обеих экономик.

С учетом сходных проблем Токио и Сеулу лучше быть партнерами, а не политическими врагами. До недавних размолвок они, казалось, признали это: объем своп-соглашения, условия которого сейчас пересматриваются из-за территориального спора, в октябре 2011 г. был увеличен до USD 70 млрд с USD 13 млрд, так как Сеул и Токио верили, что эта мера обеспечит обеим сторонам соглашения защиту от негативного воздействия внешних факторов, таких как продолжающийся в ЕС долговой кризис.

Более того, Южная Корея и Япония являются важными участниками «Инициативы Чиангмай» (Chiang Mai Initiative) – соглашения, направленного на привлечение USD 240 млрд от 13 стран с целью помочь стабилизировать состояние экономик Северной и Юго-Восточной Азии, что необходимо для развития региона.

К сожалению, мировому сообществу, скорее всего, придется подождать, пока в обеих странах не сменятся лидеры.

ИА РУСКОР: Ён Квон (Yong Kwon), аналитик международных отношений.

Источник: Российско-Корейское информационное агентство РУСКОР
Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на www.ruskorinfo.ru.

главная тема
самое читаемое

Статьи
Интервью
Экспертные мнения