ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО ТЕКСТА
(Нет голосов)
Также в рубрике Экономика

В Южной Корее возможно начало освоения первого месторождения урана

Статьи / Экономика / В Южной Корее возможно начало освоения первого месторождения урана
В Южной Корее возможно начало освоения первого месторождения урана
12 Ноября 2012 / Экономика

Более 30 лет назад правительство обнаружило месторождение урана недалеко от Тэджона (Daejeon), но решило не заниматься его разработкой, поскольку уран был слишком дешев.

Сейчас заняться освоением месторождения хочет небольшая австралийская компания. Местное сообщество эта новость не радует.

Ричард Хеннинг (Richard Henning), геолог из Северной Ирландии, принимал участие в разведке третьего в мире по величине месторождения урана в Намибии. В Extract Resources - небольшую компанию в Восточной Австралии, где он работал ранее, - Хеннинг пришел с идеей, что в Юго-Восточной Африке в пустыне рядом с урановым месторождением Россинг (Rossing), одним из крупнейших в мире, могут находиться залежи урана.

Руководство компании решило направить в этот район геологов для проведения буровых работ. К началу 2008 г. выяснилось, что под 20-метровым слоем песка находятся огромные залежи урановой руды, по сравнению с которыми месторождение Россинг становится «только вторым», - говорит Хеннинг. - «Наш оптимизм был вознагражден, потому что мы попали в точку. Месторождение Россинг принадлежало Rio Tinto, одной из крупнейших горнодобывающих компаний мира. Они не могли поверить, что мы, маленькая австралийская фирма, смогли обнаружить такое».

Позже месторождение Хусаб (Husab) приобрело подразделение China Guangdong Nuclear Power Company, и Хеннинг ушел из компании. Сейчас он работает в Корее, где надеется повторить свой успешный опыт. В настоящее время Хеннинг занимает пост управляющего директора Stonehenge Metals и присматривается к месторождениям урана и ванадия вблизи Тэджона, которые, по оценкам компании, могут в течение 20 лет покрывать потребность Кореи в ядерном топливе на 25%.

В Корее четыре атомные станции, имеющие в общей сложности 21 реактор. Еще пять реакторов находятся в процессе строительства, четыре – на стадии планирования. К 2020 г. ожидается рост потребления урана почти до 9 тыс.тонн с 4,53 в 2011 г. По данным Stonehenge Metals, запасы месторождений в районе Тэджона составляют не менее 30 тыс. тонн урана.

Корея полностью импортирует уран для внутреннего потребления, хотя о наличии у нее собственных месторождений было известно и ранее. Государственная корпорация Korea Resources Corp. обнаружила их в конце 1970-х – начале 1980-х гг, но не стала разрабатывать, поскольку месторождения были невысокого качества, а уран стоил дешево.

Тэджон отличается от Намибии и Австралии, где месторождения, как правило, удалены от населенных территорий. Месторождения урана здесь расположены всего в 20 км от пятого по численности населения города Кореи.

Рядом с участком находятся фермерские деревни, славящиеся своим женьшенем и кунжутом. В то время как местные общественные организации беспокоятся, что возможная разработка месторождений скажется на качестве питьевой воды, фермеры боятся, что это повредит имиджу их продукции. Одна корейская компания пыталась получить право на освоение месторождений в 2009 г, но местное правительство отказалось выдать ей лицензию из-за активного противодействия общественников.

Фирма Tosai Holdings, работающая в сфере биомедицины, пыталась выйти на рынок энергетики, но в итоге покинула KOSDAQ. В прошлом году она подала в суд на администрацию провинции Чхунчхон-Намдо (South Chungcheong), требуя отменить отрицательное решение по урановому проекту.

Stonehenge Metals, которая вышла на корейский рынок три года назад, пока находится на самой ранней стадии реализации проекта. Компания приобрела право на разработку у корейско-австралийского совместного предприятия Yellow Sun и проводит пробное бурение, получая разрешения от отдельных землевладельцев. Заявку на получение лицензии в местное правительство фирма пока не подала, и это, как ожидается, будет самой большой проблемой.

Маленькая компания, имеющая листинг на Австралийской бирже и капитализацию в размере USD 12,35 млн, ставит почти все, что у нее есть, на проект в Тэджоне. В эксклюзивном интервью изданию Business Focus Хеннинг рассказал, с чем связан такой оптимизм.

Business Focus: С учетом всех возможных препятствий, почему Вы сохраняете такой оптимизм по поводу этого проекта?

Ричард Хеннинг: Думаю, причиной моего оптимизма является мое участие в успешном проекте ранее, который показал, как практически из ничего можно получить результат. Очень многие урановые проекты за рубежом реализуются, чтобы порадовать акционеров. Этот проект – реальная возможность производить что-то, и потребитель для этой продукции уже есть. Это очевидно. Это не может не сработать, потому что для этого есть все необходимое в экономическом и геологическом смысле. Меня удивляет, что не все разделяют мою точку зрения.

Вопрос: А если местные власти не выдадут лицензию, каков Ваш план?

Ответ: Власти пока не сказали «нет». Я надеюсь, что если мы сделаем все правильно, то этого и не случится. В противном случае, мы найдем в Корее что-нибудь еще.

Вопрос: Уран здесь будет добываться для внутреннего потребления?

Ответ: Сначала урановая руда будет отправляться в Японию для обогащения, чтобы ее можно было использовать для производства атомной энергии, а затем ввозиться обратно в Корею. В Корее обогащение урана невозможно из-за международных требований. Будет ли весь добываемый уран использоваться внутри страны, зависит от результатов переговоров с местными потребителями. Если им столько урана не потребуется, будем вести переговоры со всеми заинтересованными сторонами.

Вопрос: С чем до настоящего момента были связаны самые существенные затруднения?

Ответ: Мы здесь работаем два года. Прогресс не такой заметный, как хотелось бы. Чтобы получить разрешение, приходится проходить через несколько инстанций. Если центральное правительство будет нас больше поддерживать, решать вопросы экологии, то и договариваться с местными жителями будет проще. Пока правительство говорит, что будет нас поддерживать, если мы сами позаботимся об этих аспектах.

Вопрос: Допустим, вы будете разрабатывать месторождение в течение 20 лет, а потом уйдете. С чем тогда останутся местные жители?

Ответ: Мы бы провели реабилитацию месторождения к моменту окончания работ. Вода была бы такой же чистой, как до этого. Растения в этом районе стали бы расти быстрее. Обязательства по реабилитации закрепляются в договоре залога. Компания вносит определенную сумму, порядка USD 20-30 млн, которую сможет получить обратно, только если проведет реабилитацию должным образом. Местные жители будут получать выгоду на протяжении всех 20 лет. Мы будем закупать химикаты и грузовики в Корее, пользоваться услугами местных учебных и медицинских учреждений.

Вопрос: В провинции Канвондо (Gangwon) государство было вынуждено построить казино, чтобы оживить экономику после окончания разработки месторождений. Компания Stonehenge Metals готова инвестировать в экономику региона после завершения работ?

Ответ: Мы не можем делать этого, пока не получим доход. Сначала нам нужно приступить к разработке месторождения.

ИА РУСКОР: By Kim Da-ye

Источник: Российско-Корейское информационное агентство РУСКОР
Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на www.ruskorinfo.ru.

главная тема
самое читаемое

Статьи
Интервью
Экспертные мнения