ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО ТЕКСТА
(Нет голосов)
Также в рубрике Политика

Военная стратегия Северной Кореи: символичность против реальных ценностей

Статьи / Политика / Военная стратегия Северной Кореи: символичность против реальных ценностей
Военная стратегия Северной Кореи: символичность против реальных ценностей
2 Сентября 2012 / Политика

Во время правления Кима Чен Ына (Kim Jong-un), третьего представителя династии, угрозы, связанные с возможностями Корейской народной армии (КНА, Korean People’s Army) по применению обычных видов оружия, остаются сложными и разнообразными. Пока Северная Корея под руководством нового лидера продолжает следовать принципам военно-ориентированной политики и идеологии чучхе (самостоятельность, автономность) Кима Ир Сена (Kim Il-sung) и Кима Чен Ира (Kim Jong-il).

Тем не менее, оборонная стратегия Пхеньяна учитывает возможности использования ограниченных военных ресурсов. Вопросы управления ресурсами имеют критическое значение для КНДР с учетом того, что стране не хватает возможностей для установления баланса между структурой вооруженных сил и операционной готовностью армии, которая является слишком многочисленной и излишне политизированной. Эти операционные проблемы КНА ведут к возникновению целого ряда уязвимых мест в плане ее мобилизационных возможностей.

С момента смерти Кима Чен Ира Пхеньян старался централизовать и политизировать КНА под руководством Кима Чен Ына. Ким Чен Ын возглавляет Трудовую партию Кореи (ТПК, Workers’ Party of Korea) и Комиссию по национальной обороне (National Defence Commission), получая при этом поддержку от своих дяди и тети Чжана Сон Тхэка (Jang Song-taek) и Ким Кён Хи (Kim Kyong-hui). В то же время, мы наблюдаем смену поколений в высших эшелонах военного командования через назначения таких ключевых фигур как заместитель председателя Центральной военной комиссии ТПК, глава политбюро КНА, член Комиссии по национальной обороне Чхве Рён Хэ (Choe Ryong-hae), глава штаба армии вице-маршал Ри Ён Хо (Ri Yong-ho) и министр народной армии Ким Чен Гак (Kim Jong-gak). Эти назначения подчеркивают политическую направленность подхода к формированию военной стратегии КНДР. Недавние отстранение Ри Ён Хо от всех должностей и назначение вице-маршала Хёна Ён Чхоля (Hyun Yong-chol) новым главой штаба армии вновь показали, что идеологические ценности являются намного более важными, чем военные заслуги генералов.

Политическая природа военной стратегии Пхеньяна также связана с режимом управления, который стремится достичь амбициозной и символичной цели – стать военной державой. В 1962 г. Ким Ир Сен опубликовал документ «Направления военной политики Партии», призванный модернизировать структуру КНА, внедрить кадровый принцип построения армии, обеспечить создание оборонительных сооружений на всей территории страны и вооружить всех граждан. Для финансирования этой программы была выделена значительная часть национального бюджета и создан собственный военно-промышленный комплекс – Второй экономический комитет (Second Economic Committee). Однако политические амбиции Пхеньяна превышают его экономические возможности, что создает проблемы для правительства, которое направляет ресурсы на финансирование отдельных составляющих армии.

Политизированный подход к военной стратегии может повысить уровень политической безопасности режима внутри страны, но он становится помехой, когда речь заходит о приобретении боевых систем и операционной готовности. С тех пор как Пхеньян возвел свой идеологический бастион, правительство КНДР верит, что модернизация армии связана не столько с внедрением технологических инноваций, сколько с применением новых вариантов использования имеющихся технологий для асимметричных военных действий в отношении Южной Кореи. Чтобы сохранить свою политическую легитимность, Пхеньян будет продолжать развитие идеологических возможностей.

Северная Корея уже начала реформирование своих мобилизационных возможностей. Что касается структуры вооруженных сил, в КНА произошел ряд заметных изменений, таких как повышение мобилизации артиллерийских реактивных систем залпового огня, десантных войск, подлодок, войск специального назначения, средств ведения кибервойны. В плане операционной подготовки заметны небольшие изменения, выражающиеся в увеличении времени для подготовки военных пилотов и попытках достичь большей координации в действиях воздушных, наземных и морских войск посредством «Общих маневров», которые часто проводятся с января 2010 г.

Эти изменения свидетельствуют о диверсификации обычных средств вооружения КНА. Она призвана повысить степень мобилизации и взаимодействия имеющихся войск передового базирования. С точки зрения обороны изменения позволяют увеличить силы прикрытия КНА, расположенные вдоль Демилитаризованной зоны и Северной границы. Общим знаменателем здесь является намерение Пхеньяна диверсифицировать возможности КНА, чтобы воспользоваться слабыми местами обороны Южной Кореи и альянса Южной Кореи и США (как в случаях с нападениями на южнокорейский корвет Cheonan и остров Енпхендо в 2010 г).

Пока возможности КНА имеют множество слабых мест, а на вступление в силу поправок в военную стратегию Пхеньяна потребуется время. К недостаткам обычных вооруженных сил Северной Кореи относятся нехватка возможностей для переброски войск и боевой техники, устаревшие средства-носители, недостаточно развитая логистика, нехватка ресурсов, слабая организационная структура, снижение уровня здоровья и боевого духа солдат. Все это лишает КНА возможности вести военные действия за пределами границ страны и участвовать в длительных конфликтах.

Ситуацию осложняет то, что реализация программы развития ядерных вооружений идет не так быстро, как хотелось бы властям. Иными словами Пхеньян пока не может с уверенностью управлять имеющимся у него оружием массового поражения или включить использование этого оружия в общую военную стратегию. Несмотря на серьезные усилия, которые КНДР прилагает для развития ядерного, химического и биологического оружия, операционная эффективность средств доставки (баллистических ракет) пока остается под вопросом, особенно с учетом скромных успехов последних испытаний и отсутствия тестов по оснащению ракет миниатюрными боеголовками. Таким образом, диверсификацию возможностей КНА можно рассматривать как попытку Пхеньяна не только установить равновесие в безопасности региона, но и компенсировать недостатки программы стратегических вооружений.

Чтобы противостоять Северной Корее, США и их союзникам необходима более масштабная и гибкая стратегия. США, Япония и Южная Корея должны усилить трехстороннее взаимодействие и согласованность действий разведывательных и надзорных служб, а также десантных и военно-воздушных войск, чтобы воспользоваться слабостями КНА. Кроме того, участникам альянса с США нужно скоординировать стратегии применения вооруженных сил против растущих асимметричных боевых возможностей КНА, чтобы противостоять военным провокациям и нестабильности на Корейском полуострове в будущем.

Северная Корея диверсифицирует мобилизационные возможности в рамках долгосрочной программы по устранению уязвимых мест КНА. Проводимые изменения якобы направлены на повышение уровня готовности армии к защите Северной Кореи как «сильной и процветающей страны». На самом деле увеличившаяся зависимость от асимметричных средств не позволила устранить слабости КНА или гарантировать безопасность режима третьего поколения династии Кимов.

ИА РУСКОР: Рё Хината Ямагучи (Ryo Hinata-Yamaguchi), участник программы Vasey Fellowship Program Центра стратегических и международных исследований форума АТЭС (Pacific Forum CSIS) в Гонолулу, кандидат наук Университета Нового Южного Уэльса (University of New South Wales) в Канберре, сержант первого класса резервного формирования Сухопутных сил самообороны Японии. Мнения, высказанные в статье, полностью принадлежат автору.

Источник: Российско-Корейское информационное агентство РУСКОР
Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии активной гиперссылки на www.ruskorinfo.ru.

главная тема
самое читаемое

Статьи
Интервью
Экспертные мнения